Манхэттенский проект

Манхэттенский проект

Манхэттенский проект был кодовым названием возглавляемых американцами усилий по разработке функционального атомного оружия во время Второй мировой войны. Противоречивое создание и возможное использование атомной бомбы затронуло некоторые ведущие научные умы мира, а также вооруженные силы США, и большая часть работы была проделана в Лос-Аламосе, штат Нью-Мексико, а не в районе Нью-Йорка, ради которого они работали. изначально был назван. Манхэттенский проект был начат в ответ на опасения, что немецкие ученые работали над оружием с использованием ядерных технологий с 1930-х годов и что Адольф Гитлер был готов его использовать.

Америка объявляет войну

Агентства, ведущие к Манхэттенскому проекту, были впервые созданы в 1939 году президентом Франклином Д. Рузвельтом после того, как сотрудники американской разведки сообщили, что ученые, работающие на Адольфа Гитлера, уже работают над ядерным оружием.

Сначала Рузвельт создал Консультативный комитет по урану - группу ученых и военных, которой было поручено исследовать потенциальную роль урана как оружия. Основываясь на выводах комитета, правительство США начало финансировать исследования Энрико Ферми и Лео Сцилларда из Колумбийского университета, которые были сосредоточены на разделении радиоактивных изотопов (также известном как обогащение урана) и ядерных цепных реакциях.

Название Консультативного комитета по урану было изменено в 1940 году на Национальный комитет оборонных исследований, а затем в 1941 году он был окончательно переименован в Управление научных исследований и разработок (OSRD) и добавил Ферми в свой список членов.

В том же году, после нападения Японии на Перл-Харбор, президент Рузвельт заявил, что США вступят во Вторую мировую войну и объединятся с Великобританией, Францией и Россией, чтобы сражаться против немцев в Европе и японцев на Тихоокеанском театре военных действий.

Инженерный корпус армии присоединился к OSRD в 1942 году с одобрения президента Рузвельта, и проект официально превратился в военную инициативу, в которой ученые играли вспомогательную роль.

Манхэттенский проект начинается

OSRD сформировала Манхэттенский инженерный округ в 1942 году и основала его в одноименном районе Нью-Йорка. Полковник армии США Лесли Р. Гровс был назначен руководить проектом.

Ферми и Сциллард все еще занимались исследованиями цепных ядерных реакций, процесса разделения и взаимодействия атомов, теперь в Чикагском университете, и успешно обогащали уран для получения урана-235.

Тем временем такие ученые, как Гленн Сиборг, производили микроскопические образцы чистого плутония, а канадское правительство и военные работали над ядерными исследованиями на нескольких объектах в Канаде.

28 декабря 1942 года президент Рузвельт санкционировал создание Манхэттенского проекта, чтобы объединить эти различные исследовательские усилия с целью использования ядерной энергии в качестве оружия. Для проведения этого исследования и соответствующих атомных испытаний в удаленных местах в Нью-Мексико, Теннесси и Вашингтоне, а также на объектах в Канаде были созданы установки.

Роберт Оппенгеймер и Проект Y

Физик-теоретик Дж. Роберт Оппенгеймер уже работал над концепцией ядерного деления (вместе с Эдвардом Теллером и другими), когда его назначили директором Лос-Аламосской лаборатории на севере Нью-Мексико в 1943 году.

Лаборатория Лос-Аламоса, создание которой было известно как Проект Y, была официально создана 1 января 1943 года. Именно в этом комплексе были построены и испытаны первые бомбы Манхэттенского проекта.

16 июля 1945 года в отдаленном пустынном месте недалеко от Аламогордо, штат Нью-Мексико, была успешно взорвана первая атомная бомба - испытание Тринити, образовавшее огромное грибовидное облако высотой около 40 000 футов и знаменующее начало атомной эры.

Ученые, работающие под руководством Оппенгеймера, разработали два различных типа бомб: бомбу на основе урана под названием «Маленький мальчик» и оружие на основе плутония под названием «Толстяк». Оба проекта разрабатывались в Лос-Аламосе, и они стали важной частью стратегии США, направленной на прекращение Второй мировой войны.

Потсдамская конференция

Поскольку немцы понесли тяжелые потери в Европе и близились к капитуляции, военные лидеры США в 1945 году пришли к единому мнению, что японцы будут сражаться до победного конца и совершат полномасштабное вторжение в островное государство, что приведет к значительным потерям с обеих сторон.

26 июля 1945 года на Потсдамской конференции в оккупированном союзниками городе Потсдам, Германия, США поставили ультиматум Японии - капитуляция в соответствии с условиями, изложенными в Потсдамской декларации (которая, среди прочего, призывала японцев к сформировать новое, демократическое и мирное правительство) или столкнуться с «немедленным и полным уничтожением».

Поскольку Потсдамская декларация не предусматривала роль императора в будущем Японии, правитель островного государства не желал принимать ее условия.

Хиросима и Нагасаки

Между тем, военные руководители Манхэттенского проекта определили Хиросиму, Япония, как идеальную цель для атомной бомбы, учитывая ее размер и тот факт, что в этом районе не было известных американских военнопленных. Убедительная демонстрация технологии, разработанной в Нью-Мексико, была сочтена необходимой, чтобы побудить японцев к капитуляции.

В отсутствие соглашения о капитуляции 6 августа 1945 года бомбардировщик Enola Gay сбросил еще не испытанную бомбу «Маленький мальчик» на высоте около 1900 футов над Хиросимой, вызвав беспрецедентные разрушения и смерть на площади в пять квадратных миль. Три дня спустя, когда все еще не объявлено о сдаче, 9 августа бомба «Толстяка» была сброшена на Нагасаки, где располагался завод по производству торпед, разрушив более трех квадратных миль города.

Две бомбы вместе убили более 100 000 человек и сровняли с землей два японских города.

Японцы сообщили Вашингтону, который после смерти Рузвельта находился под новым руководством президента Гарри Трумэна, о своем намерении сдаться 10 августа и официально сдались 14 августа 1945 года.

Наследие Манхэттенского проекта

С учетом заявленной миссии разработки оружия, призванного положить конец Второй мировой войне, легко думать, что история Манхэттенского проекта заканчивается в августе 1945 года. Однако это далеко не так.

После окончания войны Соединенные Штаты сформировали Комиссию по атомной энергии для наблюдения за исследовательскими усилиями, направленными на применение технологий, разработанных в рамках Манхэттенского проекта, в других областях.

В конце концов, в 1964 году тогдашний президент Линдон Б. Джонсон положил конец эффективной монополии правительства США на ядерную энергию, разрешив частную собственность на ядерные материалы.

Технология ядерного деления, усовершенствованная инженерами Manhattan Project, с тех пор стала основой для разработки ядерных реакторов, генераторов энергии, а также других инноваций, включая системы медицинской визуализации (например, аппараты МРТ) и лучевую терапию для различных форм рак.

Источники

Манхэттен: армия и атомная бомба. Центр военной истории армии США.
Манхэттенский проект - его история. Министерство энергетики США: Управление научно-технической информации.
Лео Сцилард, светофор и кусочек ядерной истории. Scientific American.
Дж. Роберт Оппенгеймер (1904—1967). Атомный архив.


Исторические ресурсы Манхэттенского проекта

Министерство энергетики США (DOE) разработало и сделало доступным для широкой публики широкий спектр исторических ресурсов Манхэттенского проекта в печатном, онлайновом и личном виде. К ним относятся истории, веб-сайты, отчеты и коллекции документов, а также выставки и туры.

Истории Манхэттенского проекта Министерства энергетики США: Истории, подготовленные Департаментом, включают Манхэттенский проект, дающий краткий и более длинный обзор на 100 страницах (включая 35-страничную «Фотогалерею»). Манхэттенский проект: создание атомной бомбы. Эти нетехнические, легко читаемые отчеты ориентированы на обычного читателя. Опубликовано в 1962 г. Новый Свет, 1939-1946 гг., был первым крупным Манхэттенским проектом в истории. Как Том 1 официального История Комиссии по атомной энергии серии, Новый мир использовали как несекретные, так и все еще засекреченные исходные материалы и выявили многое из того, что ранее не было раскрыто. Новый мир и Центр военной истории армии США Манхэттен: армия и атомная бомба выпущенные в 1985 году, остаются наиболее подробными опубликованными отчетами о Манхэттенском проекте и доступны в крупных библиотеках.

В июле 2013 года Департамент запустил Манхэттенский проект: ресурсы- это совместное интернет-сотрудничество Управления классификации Департамента и его исторической программы. Сайт предназначен для распространения информации и документации о Манхэттенском проекте среди широкой аудитории, включая ученых, студентов и широкую общественность. Манхэттенский проект: ресурсы состоит из двух частей: 1) Манхэттенский проект: интерактивная история, история веб-сайта, предназначенная для предоставления информативного, удобного для чтения и исчерпывающего обзора Манхэттенского проекта, и 2) История Манхэттенского округа, многотомная секретная история, заказанная генералом Лесли Гроувсом в конце войны, которая собрала огромное количество информации в систематизированной, легко доступной форме и включала обширные аннотации, статистические таблицы, диаграммы, инженерные чертежи, карты и фотографии. Все 36 томов История Манхэттенского округа, рассекреченные и рассекреченные с пометками, полный текст доступен онлайн.

Истории Манхэттенского проекта: Дополнительные источники информации о Манхэттенском проекте можно найти на следующих сайтах, организованных полевыми объектами и лабораториями Департамента: Национальная лаборатория Лос-Аламоса. Наша история, комплекс национальной безопасности Y-12 Y-12 История, исторический сайт Национальной лаборатории Ок-Ридж и Хэнфорд История Хэнфорда. В связи с открытием 10 ноября 2015 года Национального исторического парка «Манхэттенский проект» Департамент запустил веб-сайт Виртуального музея K-25.

Изображения Манхэттенского проекта: DOE предоставляет доступ к различным изображениям Manhattan Project через свой сайт Flickr.

Записи Манхэттенского проекта: Департамент продолжает публиковать рассекреченные отчеты и документы, связанные с Манхэттенским проектом, на своем веб-сайте OpenNet. Эта база данных с возможностью поиска включает библиографические ссылки на все документы, рассекреченные и ставшие общедоступными после 1 октября 1994 г. Некоторые документы можно просматривать в полном тексте. Несекретную и рассекреченную коллекцию записей Манхэттенского проекта можно получить в Национальном управлении архивов и документации (NARA). Основные административные документы Манхэттенского инженерного округа (MED) поступили из Ок-Риджа, штат Теннеси, и были переданы в юго-восточный регион NARA, расположенный в Атланте, штат Джорджия. Также в Атланте находятся несекретные / рассекреченные операционные подразделения MED и другие записи Ок-Ридж. Секретные записи MED были отправлены в штаб-квартиру NARA (Архив II в Колледж-Парке).


Манхэттенский проект - ИСТОРИЯ

Манхэттенский проект не только привел в действие события, которые закрепили исход Второй мировой войны. Манхэттенский проект также навсегда изменил весь способ ведения войны. Это также способствовало полному изменению глобального позиционирования сверхдержав, сверхдержав и их союзников.

Конечно, первоначальной целью Манхэттенского проекта (с 1942 по 1945 год) было положить конец Второй мировой войне. Хотя это и было целью, даже те, кто стоял в центре проекта, по-настоящему не осознавали, как они будут вечно изменять и формировать историю благодаря успешному достижению своей цели: разработке и созданию функционального атомного оружия.

Расщепление атома

В 1930-х годах было обнаружено, что атом может быть расщеплен в так называемом процессе деления. В 1939 году множество американских ученых искали способы использования этого процесса в военных целях. По иронии судьбы, многие из ученых, которые будут работать над этим проектом, были недавно пересаженными европейцами, бежавшими от фашистских режимов в Европе. Эти ученые теперь посвящали свою жизнь поражению этих режимов.

Ранние этапы проекта

Первым крупным шагом в том, что в конечном итоге стало Манхэттенским проектом, было то, что в 1939 году ученый Энрико Ферми встретился с представителями Министерства военно-морского флота. Вскоре летом 1939 года легендарного мыслителя Альберта Эйнштейна попросят сделать презентацию тогдашнему президенту Франклину Д. Рузвельту. В своей презентации Эйнштейн показал, что возникновение совершенно неконтролируемой цепной реакции деления обладает огромным военным потенциалом. При эффективном использовании эту цепную реакцию можно было использовать для создания оружия, невиданного ранее на Земле.

Самая первая стадия проекта была продвинута в начале 1940 года. Первоначальный бюджет предусматривал грант в размере 6000 долларов на финансирование исследований. В течение почти двух лет результаты были многообещающими, и 6 декабря 1941 года Управление научных исследований и разработок начало наблюдать за проектом.

Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую войну в 1941 году, и исследования, связанные с (пока неназванным проектом), будут переданы Министерству обороны. (Затем назывался военным ведомством) Причина переезда заключалась в том, что на защиту работали самые выдающиеся таланты в области исследований, разработок и науки. Таким образом, считалось, что наибольшего прогресса можно добиться, если эти же профессионалы займутся прямым практическим подходом к исследованию оружия.

Рождение Манхэттенского проекта

В 1942 году Манхэттенский проект в конечном итоге получил свое официальное кодовое название. Это произошло во многом благодаря делегированию большей части строительных работ, связанных с проектом, в районное управление Инженерного корпуса на Манхэттене. Одна из причин этого заключается в том, что большая часть ранних исследований проекта проводилась в Колумбийском университете, расположенном в районе Манхэттена.

Об этом проекте нужно понимать то, что он был масштабным. Хотя большая часть работы выполнялась в районе Манхэттена, этот район Нью-Йорка был не единственным местом, где проводились исследования и разработки. По правде говоря, по всей территории Соединенных Штатов были исследовательские офисы, которые выполняли различные задачи и заходили в воды, о которых раньше никогда не упоминали ученые и военные.

Международный проект

Соединенные Штаты были не единственной страной, участвовавшей в таком проекте. Германия запустила свою собственную систему в 1940 году, и сказать, что это вызывало самую серьезную озабоченность США и Великобритании, было бы преуменьшением. Великобритания также работала над своим собственным проектом и в конечном итоге будет работать в рамках совместной договоренности о сотрудничестве с США и Канадой, чтобы способствовать продвижению Манхэттенского проекта.

В 1943 году некоторые из величайших ученых мира внесут свою работу в Манхэттенский проект, помогая продолжить его развитие.

Создание цепочки деления

Одним из основных аспектов исследования был поиск подходящего исходного материала для создания цепочки деления. Изначально над ураном-238 проводились эксперименты, но результаты оказались бесполезными. Уран-235 стал следующим материалом, который подвергнется цепным процессам деления, но он просто не был достаточно надежным, и потребовалось слишком много работы, чтобы увидеть четкие результаты. В конце концов, именно плутоний-235 станет исходным соединением, которое будет использоваться для создания цепной реакции.

Концепция бомбы

До 1943 года на разработку самой бомбы, которая использовалась бы для превращения цепи деления в оружие, было не так уж много работы. Поскольку в фактическом расщеплении атома был достигнут ограниченный прогресс, путь к фактическому созданию бомбы будет продвигаться на максимальной скорости, когда Роберт Оппенгеймер построит лабораторию в Лос-Аламосе, штат Нью-Мексико, для работы над созданием и испытанием настоящей бомбы.

Задача Манхэттенского проекта в Нью-Мексико заключалась в том, чтобы уменьшить количество расщепляющегося материала, которого все еще могло быть достаточно для получения критической массы взрыва. Это было в дополнение к возможности использовать цепную реакцию внутри бомбы, которая могла надежно и эффективно реагировать при взрыве.

Первое испытание атомной бомбы

После 2 миллиардов долларов на исследования и разработки был создан работоспособный прототип атомной бомбы. Ранним утром 16 июля 1945 года пустыня Нью-Мексико стала местом первого испытания атомной бомбы. Бомба взорвалась в форме огромного грибовидного облака. Сила взрыва была эквивалентна 20 000 тонн динамита, а ударные волны ощущались на многие мили. Большая часть окружающей испытательной площадки для бомбы испарилась. Было очевидно, что новое супероружие сработало, а время и деньги, потраченные на Манхэттенский проект, принесли желаемые результаты. Результатом стало создание самого разрушительного оружия в истории человечества до того времени.

Вскоре после этого атомная бомба будет использована для прекращения Второй мировой войны посредством бомбардировок Хиросимы и Нагасаки.


51f. Манхэттенский проект


На этой когда-то засекреченной фотографии изображена первая атомная бомба - оружие, которое ученые-атомщики прозвали «Гаджет». Ядерный век начался 16 июля 1945 года, когда он был взорван в пустыне Нью-Мексико.

В начале 1939 года мировое научное сообщество обнаружило, что немецкие физики узнали секреты расщепления атома урана. Вскоре распространились опасения по поводу возможности нацистских ученых использовать эту энергию для создания бомбы, способной нанести неописуемый ущерб.

Ученые Альберт Эйнштейн, бежавший от преследований нацистов, и Энрико Ферми, сбежавший из фашистской Италии, теперь жили в Соединенных Штатах. Они согласились с тем, что президент должен быть проинформирован об опасностях атомных технологий в руках держав оси. В марте Ферми отправился в Вашингтон, чтобы выразить свою обеспокоенность правительственным чиновникам. Но мало кто разделял его беспокойство.


Не оставляя ничего на волю случая, ученые-атомщики Лос-Аламоса в мае 1945 года провели предварительные испытания, чтобы проверить приборы для мониторинга. 100-тонная бомба была взорвана примерно в 800 ярдах от участка Тринити, где Гайка должна была взорваться несколько недель спустя.

Эйнштейн написал письмо президенту Рузвельту, призывая к разработке программы атомных исследований в конце того же года. Рузвельт не видел ни необходимости, ни пользы в таком проекте, но согласился действовать медленно. В конце 1941 года усилия Америки по разработке и созданию атомной бомбы получили кодовое название - Манхэттенский проект.

Сначала исследование проводилось всего в нескольких университетах - Колумбийском университете, Чикагском университете и Калифорнийском университете в Беркли. Прорыв произошел в декабре 1942 года, когда Ферми возглавил группу физиков, чтобы произвести первую управляемую цепную ядерную реакцию под трибунами Стэгг Филда в Чикагском университете.


Энрико Ферми, физик, перебравшийся из фашистской Италии в Америку, призвал США начать атомные исследования. Результатом стал сверхсекретный «Манхэттенский проект».

После этого рубежа средства распределялись более свободно, и проект развивался с головокружительной скоростью. Ядерные объекты были построены в Ок-Ридже, Теннесси, и Хэнфорде, Вашингтон. Главный сборочный завод был построен в Лос-Аламосе, Нью-Мексико. Роберту Оппенгеймеру было поручено собрать все воедино в Лос-Аламосе. После подсчета окончательного счета на исследования и разработку атомной бомбы было потрачено почти 2 миллиарда долларов. В Манхэттенском проекте работало более 120 000 американцев.

Секретность была превыше всего. Ни немцы, ни японцы не могли узнать об этом проекте. Рузвельт и Черчилль также согласились, что Сталина будут держать в неведении. Следовательно, не было общественной осведомленности или обсуждения. Удержать 120 000 человек в тайне было бы невозможно, поэтому о разработке атомной бомбы знала лишь небольшая привилегированная группа ученых и чиновников. Фактически, вице-президент Трумэн никогда не слышал о Манхэттенском проекте, пока не стал президентом Трумэном.

Хотя державы Оси не знали об усилиях в Лос-Аламосе, американские лидеры позже узнали, что советский шпион по имени Клаус Фукс проник в ближайшее окружение ученых.


Этот кратер в пустыне Невада был создан ядерной бомбой мощностью 104 килотонны, похороненной на глубине 635 футов под поверхностью. Это результат испытаний 1962 года, в ходе которых выяснялось, можно ли использовать ядерное оружие для рытья каналов и гаваней.

К лету 1945 года Оппенгеймер был готов испытать первую бомбу. 16 июля 1945 года на площадке Тринити недалеко от Аламогордо, штат Нью-Мексико, ученые Манхэттенского проекта приготовились наблюдать за взрывом первой в мире атомной бомбы. Устройство было прикреплено к 100-футовой башне и разряжено незадолго до рассвета. Никто не был должным образом подготовлен к результату.

Ослепительная вспышка, видимая на 200 миль, осветила утреннее небо. Грибовидное облако достигло высоты 40 000 футов, выбив окна жилых домов на расстоянии до 100 миль. Когда облако вернулось на землю, оно образовало кратер шириной в полмили, превративший песок в стекло. Быстро была опубликована фальшивая история сокрытия, в которой объяснялось, что в пустыне только что взорвалась огромная свалка боеприпасов. Вскоре в Потсдаме, Германия, до президента Трумэна стало известно, что проект был успешным.


Последствия продвижения Манхэттенского проекта

Бомбардировки Хиросимы и Нагасаки не были концом исследований и последующей разработки еще более мощного атомного оружия. Сегодня сила современных ядерных бомб в 80 раз превышает мощность бомбы, сброшенной на Хиросиму. Грибовидное облако, образовавшееся над Хиросимой, по сравнению с предполагаемым грибовидным облаком современных атомных бомб меньше 1% от своего современного аналога. Это ужасающая мысль, поскольку буквально взрыв одной из этих современных атомных бомб означал бы конец почти всей жизни на Земле.

Даже после того, как страны воочию стали свидетелями полного разрушения, которое эти бомбы принесли с собой, после окончания Второй мировой войны страны стремились создать только собственные атомные бомбы. Между крупными игроками началась гонка ядерных вооружений, и было время такой неопределенности между Советским Союзом и Соединенными Штатами, что многие граждане обеих стран ложились спать каждую ночь, гадая, смогут ли они проснуться и увидеть восход солнца. больше времени.


История парка, посвященного истории Манхэттенского проекта

На этой фотографии 2016 года показан вид на национальную историческую достопримечательность реактора B на территории Хэнфорда, оживленную туристическую и образовательную достопримечательность, которая является частью Национального исторического парка Манхэттенского проекта.

Манхэттенский проект был беспрецедентной сверхсекретной программой исследований и разработок, созданной во время Второй мировой войны для разработки атомного оружия.

Начало атомной эры признано одним из важнейших событий ХХ века. Его глубокое наследие включает распространение ядерного оружия, обширные усилия по восстановлению окружающей среды, развитие национальной лабораторной системы и мирное использование ядерных материалов, такое как ядерная медицина.

В 2001 году Министерство энергетики работало с Консультативным советом по сохранению исторического наследия и группой выдающихся экспертов по сохранению исторического наследия над разработкой вариантов сохранения шести принадлежащих Министерству энергетики исторических объектов эпохи Манхэттенского проекта, которые группа сочла чрезвычайно важными и достойными «поминовения». как национальное достояние ».

В 2004 году Конгресс поручил Службе национальных парков (NPS) работать с DOE, чтобы оценить целесообразность и осуществимость создания нового подразделения системы национальных парков, посвященного рассказу истории Манхэттенского проекта.

После десятилетия работы местных сообществ, выборных должностных лиц, Министерства энергетики, NPS и других заинтересованных сторон Национальный исторический парк «Манхэттенский проект» был утвержден в рамках Закона Карла Левина и Ховарда П. «Бак» Маккеона о государственной обороне на 2015 финансовый год. Парк включает объекты в трех основных местах реализации Манхэттенского проекта - Лос-Аламос, Ок-Ридж и Хэнфорд.

В Лос-Аламосе более 6000 ученых и вспомогательного персонала работали над разработкой и созданием атомного оружия. В настоящее время парк включает в себя три зоны: Gun Site, который был связан с разработкой V-образной бомбы «Маленький мальчик», которая использовалась для сборки компонентов устройства Trinity, и Pajarito Site, которая использовалась для исследований химии плутония.

Компания Clinton Engineer Works, которая стала резервацией Ок-Ридж, поддерживала три параллельных промышленных процесса по обогащению урана и экспериментальному производству плутония.

Парк включает в себя национальный исторический памятник графитового реактора X-10, который произвел небольшое количество плутония для поддержки зданий оружейных работ Лос-Аламоса на комплексе Y-12, где осуществляется процесс электромагнитного разделения для обогащения урана, и место установки K-25. здание, где впервые была внедрена технология газодиффузионного обогащения урана.

Инженерный завод Хэнфорда, ныне Хэнфордский объект, был домом для более чем 51000 рабочих, которые построили и эксплуатировали огромный промышленный комплекс для изготовления, испытаний и облучения уранового топлива в реакторах, а затем химического выделения плутония для использования в оружии.

Пейзаж Хэнфорда также является примером одного из первых актов Манхэттенского проекта - осуждения частной собственности и выселения домовладельцев и племен американских индейцев, чтобы расчистить путь для сверхсекретной работы. Парк включает в себя Национальный исторический памятник реактора B, на котором были изготовлены материалы для испытания Тринити и плутониевая бомба, и четыре исторических здания рубежа веков, которые дают посетителям возможность заглянуть в историю района Хэнфорд до прибытия Манхэттена. Проект.

Парк управляется как совместное партнерство между Министерством энергетики США, которое продолжает владеть, сохранять и обслуживать объекты парка и будет работать над расширением доступа к ним общественности, и NPS, которое управляет парком, интерпретирует историю Манхэттенского проекта и обеспечивает техническая помощь Министерству энергетики по сохранению исторического наследия. Меморандум о соглашении между Министерством энергетики и Министерством внутренних дел США, подписанный в ноябре 2015 года, официально создал парк и руководит выполнением миссии парка двумя агентствами.

Хотя ключевым компонентом миссии национального исторического парка в рамках Министерства энергетики является расширение общественного доступа к объектам парка, Министерство энергетики и его подрядчики также работают над созданием онлайн-ресурсов, чтобы виртуальные посетители и студенты могли узнать об исторических объектах и ​​Манхэттенском проекте.

Эта веб-страница Министерства энергетики предлагает широкий спектр печатных, электронных и личных исторических ресурсов Манхэттенского проекта. Департамент также выпустил подкасты об истории и влиянии Манхэттенского проекта.

В парке Лос-Аламоса Научный музей Брэдбери, управляемый Лос-Аламосской национальной лабораторией, предоставляет многочисленные электронные ресурсы, в том числе обзор парка и проекта Y в Лос-Аламосе, а также обзор участков Манхэттенского проекта на территории лабораторий. База данных онлайн-коллекций Музея науки Брэдбери позволяет посетителям искать артефакты, фотографии и исторические документы из Манхэттенского проекта. LANL также снял видео об исторических местах и ​​работает над их сохранением для будущих поколений.

Виртуальный музей K-25 в Ок-Ридж предлагает посетителям информацию о Манхэттенском проекте и холодной войне.

Парк Хэнфорд доступен для виртуальных посетителей через различные ресурсы, в том числе предоставляемые партнерами по сообществу. DOE предлагает виртуальный доступ к Национальному историческому памятнику B Reactor через систему камер с обзором на 360 градусов.

Хэнфордский исторический проект (HHP) в Университете штата Вашингтон Tri Cities сохраняет федеральный Манхэттенский проект Министерства энергетики и коллекцию артефактов и устных историй времен холодной войны. Виртуальный доступ к этим коллекциям, а также к собраниям устных историй, подаренным архивным материалам, документам и фотографиям HHP доступен на веб-сайте HHP.

Ассоциация музеев реактора B предоставляет серию видеороликов с подробной информацией о том, как работает реактор B и почему он признан чудом науки и техники.


Женщины-ученые Манхэттенского проекта

Д-р Мария Кюри

  • Мария Склодовская родилась в Варшаве, Польша, в 1867 году, в семье учителя математики и физики.
  • Не имея возможности посещать университет из-за того, что она была женщиной, Мари училась в подпольном колледже «Летающий университет».
  • Мари переехала в Париж в 1891 году, чтобы получить степень в области физики и математики.
  • После получения степени магистра Мари начала работать с Пьером Кюри, который впоследствии стал ее мужем.
  • Мари и Пьер Кюри открыли два новых элемента, полоний и радий, и придумали термин радиоактивность.
  • В 1903 году Мария Кюри стала первой женщиной, получившей докторскую степень во Франции.
  • Мари и Пьер были удостоены Нобелевской премии за свои работы по физике в 1903 году.
  • В 1911 году Марии Кюри была присуждена Нобелевская премия по химии.
  • Во время Первой мировой войны Кюри посвятила свое время помощи раненым солдатам и купила облигации на свою Нобелевскую премию.

Д-р Лиз Мейтнер

  • Лиз Мейтнер родилась в Австрии в еврейской семье в 1878 году.
  • Мейтнер стала второй женщиной, получившей докторскую степень по физике в Венском университете в 1905 году.
  • После окончания учебы Мейтнер переехала в Берлин и начала работать с Отто Ханом, где они открыли несколько новых изотопов.
  • В 1922 году Мейтнер стала первой женщиной в Германии, которая стала профессором физики Берлинского университета.
  • В 1938 году Мейтнер была вынуждена тайно уехать из Берлина в Швецию, где она продолжила свою работу.
  • Шесть месяцев спустя Мейтнер и Отто Фриш опубликовали результаты, объясняющие и называющие ядерное деление.
  • Несмотря на то, что Лиза была номинирована несколько раз, она не получила Нобелевской премии за свою работу. Отто Хан был удостоен награды.
  • Предложив место в Манхэттенском проекте, Мейтнер отказалась от работы, заявив: «Я не буду иметь ничего общего с бомбой».
  • Элемент 109, обнаруженный в 1997 году, был назван в ее честь. Мейтнерий.

Доктор Леона Вудс Маршалл Либби

Доктор Леона Вудс Маршалл Либби

  • Леона окончила среднюю школу в 14 лет и Чикагский университет со степенью бакалавра химии в 19 лет.
  • Завершая ее Ph.D. Вудс была назначена работа на Чикагской свае, где она сконструировала детекторы нейтронов, используемые для измерения потока нейтронов в котле.
  • Леона также была единственной женщиной-ученым на объекте в Хэнфорде и работала напрямую с Энрико Ферми.
  • Доктор Либби продолжила успешную карьеру преподавателя в нескольких университетах, прежде чем в 1973 году заняла должность приглашенного профессора в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе.
  • Исследование доктора Либби включало изучение характера осадков в кольцах деревьев за сотни лет до того, как были сохранены записи. Это открыло двери для исследований изменения климата.

Работа Манхэттенского проекта

In the initial stages of the American fission effort (1939-1942), scientists at a variety of university laboratories — notably Columbia University, the University of Chicago, and the University of California–Berkeley, among many others— identified key processes for the development of the “fissile material” fuel that is necessary for a nuclear weapon to operate.

The first approach considered was the isotopic enrichment of uranium. (Chemical elements can vary in the number of neutrons in their nucleus, and these different forms are known as isotopes.) It was discovered as early as 1939 that only one isotope of uranium was fissionable by neutrons of all energies, and by 1941 it was understood that to make a fission weapon required a reasonably pure amount of material that met this criterion. Less than 1% of the uranium as mined is the fissile uranium-235 isotope, with the other 99% being uranium-238, which inhibits nuclear chain reactions. It was understood by 1941 that to make a weapon the fissile uranium-235 would need to be separated from the non-fissile uranium-238, and that because they were chemically identical this could only be accomplished through physical means that relied on the small (three neutron) mass difference between the atoms. Isotopic separation had been undertaken for other elements (for example, the separation of the hydrogen isotope deuterium from the bulk of natural water), but never on a scale of the sort contemplated for the separation of uranium. 16

Several methods were proposed and explored at small scales at various research sites in the United States. The preferred candidates by the end of the first year of the Manhattan Project (1942) were:

Electromagnetic separation, in which powerful magnetic fields were used to create looping streams of uranium ions that would slightly concentrate the lighter isotope at the fringes. This work was related to the cyclotron concept pioneered by Ernest Lawrence at the University of California, and the bulk of the research took place at his Radiation Laboratory.

Gaseous diffusion, in which a gaseous form of uranium was forced through a porous barrier consisting of extremely fine passageways. The gas molecules containing the lighter isotope would navigate the barrier slightly faster than the gas molecules containing the heavier isotope, although the effect would have to be magnified through many stages before it resulted in significant separation. This work was originally explored primarily at Columbia University under the guidance of Harold Urey and others.

Thermal diffusion, in which extreme heat and cold were applied to opposite sides of a long column of uranium gas, which also resulted in slight separation, with the lighter uranium isotope concentrating at one end. This was initially investigated by Philip Abelson at the Naval Research Laboratory.

Centrifugal enrichment, in which the rapid spinning of a uranium gas allowed for the slight concentration of the lighter element at the center of the whirling mixture, a process that would also require a large number of “stages” to be successful. This was pursued by physicist Jesse W. Beams at the University of Virginia and at the Standard Oil Development Company in New Jersey. 17

Over the course of 1943, centrifugal enrichment proved less promising than the other methods, and by 1944 the method was essentially abandoned (though it would, in the postwar period, be perfected by German and Austrian scientists working in the Soviet Union). Because it was unclear which of the other techniques would be most successful at scale, both the electromagnetic and gaseous diffusion methods were pursued with great gusto, and arguably constituted the most substantial portion of the Manhattan Project. The construction and operation of the two massive facilities required for these methods (the Y-12 facility for the electromagnetic method, and K-25 facility for the gaseous diffusion method) alone made up 52% of the cost of the overall project, and all of the Oak Ridge facilities together totaled 63% of the entire project cost. While thermal diffusion was initially imagined as a competitor process, difficulties in achieving the desired level of enrichment led to all three methods being “chained” together as a sequence: the raw uranium would be enriched from the natural level of 0.72% uranium-235 to 0.86% at the thermal diffusion plant, and its output would then be enriched to 23% at the gaseous diffusion plant, and then finally enriched to an average level of 84% at the electromagnetic plants. 18

Image 3: Calutron operators at the Y-12 plant in Oak Ridge monitored indicators and turned dials in response to changing values, not knowing that they were actually aiming streams of uranium ions, much less that they were producing the fuel for a new weapon. Source: Photo by Ed Westcott, 1944 (Department of Energy).

The plants for the production of enriched uranium were constructed in Oak Ridge, Tennessee, an isolated site that was chosen primarily for its proximity to the large electrical resources provided by the Tennessee Valley Authority. The Oak Ridge site (Site X) employed over 45,000 people for construction at its peak, and had a similar number of employees on the payroll for managing its continued operations once built. A “secret city,” the facility relied on heavy compartmentalization (“need to know”) so that practically none of its thousands of employees had any real knowledge of what they were producing. Every aspect of life in Oak Ridge was controlled by contractors and the military, in the aim of producing weapons-grade material in maximum haste and with a minimum of security breaches. Situated in the Jim Crow South, the facility was entirely segregated by law, and living conditions between African-Americans and whites varied dramatically. Various industrial contractors managed the different plants (for example, the Union Carbide and Carbon Corporation operated K-25, and the Tennessee Eastman Corporation operated Y-12). 19

In the process of researching the possibility of nuclear fission, another road to a bomb had made itself clear. Nuclear reactors had been contemplated as early as nuclear weapons. Where a nuclear weapon requires high concentrations of fissile material to function, a reactor does not: a controlled nuclear reaction (as opposed to an explosive one) can be developed through natural or slightly-enriched uranium through the use of a substance called a “moderator,” which slows the neutrons released from fission reactions. Under the right conditions, this allows a chain reaction to proceed even in unenriched material, and the reaction is considerably slower, and much more controllable, than the kind of reaction that occurs inside of a bomb.

Nuclear reactors had been explored as possible energy sources, though engineering difficulties would make this use of them more difficult than was anticipated (the first nuclear reactors for power purposes in the United States did not go critical until 1958). More importantly for the wartime planners, it was realized that the plentiful uranium-238 isotope, while not fissile, could still be quite useful. When uranium-238 absorbs a neutron, it does not undergo fission, but instead transmutes into uranium-239. Uranium-239, however, is unstable, and through a series of nuclear decays becomes, in the span of a few days, the artificial element plutonium-239. Isolated for the first time in February 1941, plutonium was calculated and confirmed to have very favorable nuclear properties (it is even more reactive than uranium-235, and thus even less of it is necessary for a chain reaction). 20

Image 4: Men working on the front face of the Hanford B-Reactor, circa 1944. Source: Department of Energy.

The first controlled nuclear reaction was achieved in December 1942 at the University of Chicago, by a team led by Enrico Fermi. The first reactor, Chicago Pile-1, used purified graphite as its moderator and 47 tons of natural (unenriched) uranium in the form of metal ingots. Even while the pilot Chicago Pile-1 reactor was still being constructed, plans were being made for the creation of considerably larger, industrial-sized nuclear reactors at a remote site in Hanford, Washington, constructed and operated by E.I. du Pont Nemours & Co. (DuPont). The Hanford site (Site W) was chosen largely for its proximity to the Columbia River, whose water would be used for cooling purposes. On dusty land near the river, three large graphite-moderated reactors were constructed starting in 1943, with the first reactor going critical in September 1944. A massive chemical facility known as a “canyon” was constructed nearby, by which, largely through automation and remote control, the irradiated fuel of the reactors was chemically stripped of its plutonium. This process involved dangerously radioactive materials, chemically noxious substances (powerful acids), and was fairly inefficient (every ton of uranium fuel that was processed yielded 225 grams of plutonium). 21 год

The labor conditions at Hanford varied considerably from Oak Ridge. Where Oak Ridge was imagined as a cohesive community, Hanford was not, and employed an abundance of cheap labor in far inferior work conditions (and those at Oak Ridge were not so great to begin with). The radioactive and chemical wastes at the site were treated in an expedient, temporary fashion, with the idea that in the less-hurried future they would be more properly eliminated. Subsequent administrations continued this approach for decades. Hanford became regarded as the most radioactively contaminated site in the United States, and since the end of the Cold War has been involved in expensive cleanup and remediation efforts. The Hanford project constituted about 21% of the total cost of the Manhattan Project. 22


Image 5: The relative costs (in 1945 USD) of the major expense categories of the Manhattan Project. Note that Oak Ridge has been broken down into its subcomponents (K-25, Y-12, S-50, etc.). Source: Data from Hewlett and Anderson 1962, Appendix 2, graph by Alex Wellerstein.

The work of these two sites — Oak Ridge and Hanford — constituted the vast bulk of the labor and expense of the Manhattan Project (roughly 80% of both). Without fuel, there could be no atomic bomb: it was and remains a key chokepoint in the development of nuclear weapons. As a result, it is important to conceptualize the Manhattan Project as much more than just basic science alone: without an all-out military-industrial effort, the United States would not have had an atomic bomb by the end of World War II.

The head of the Manhattan Project’s entire operation was Brigadier General Leslie R. Groves, a West-Point trained engineer who had previously been instrumental in the construction of the Pentagon building. Groves had accepted the assignment reluctantly, liking neither the risk of failure nor the fact that it was a home-front assignment. But once he accepted the job, he was determined to see it through to success. His unrelenting drive resulted in the Manhattan Project being given the top level of priority of all wartime projects in the United States, which allowed him nearly unfettered access to the resources and labor necessary to build a new atomic empire. Groves amplified the degree of secrecy surrounding the project through his application of compartmentalization (which he considered “the very heart of security”), and his own autonomous domestic and even foreign intelligence and counter-intelligence operations, making the Manhattan Project a virtual government agency of its own. (Despite these precautions, the project was, it later was discovered, compromised to the Soviet Union by several well-placed spies.) While it is uncharacteristic to associate the success or failure of massive projects with single individuals, it has been plausibly argued that Groves was perhaps the most “indispensable” individual to the project’s success, and that his willingness to accelerate and amplify the work being done in the face of setbacks, and to bully his way through military and civilian resistance, was essential to the project achieving its results when it did. 23

Though the scientific research on the project was initially dispersed among several American universities, as the work moved further into the production phase civilian and military advisors to the project concurred that the most sensitive research work, specifically that on the design of the bomb itself, should be located somewhere more secure than a university campus in a major city. Bush, Conant, and Arthur Compton had all come to the conclusion that a separate, isolated laboratory should be created for this final phase of the work. In late 1942, Groves identified Berkeley theoretical physicist J. Robert Oppenheimer as his preferred candidate for leading the as-yet-created laboratory, and on Oppenheimer’s recommendation identified a remote boys’ school in Los Alamos, New Mexico, as the location for the work. Initially imagined to be fairly small, the Los Alamos laboratory (Site Y) soon became a sprawling operation that took on a wide variety of research projects in the service of developing the atomic bomb, ending the war with over 2,500 people working at the site. 24

Image 6: The percentage distribution of personnel between divisions at Los Alamos. The reorganization in August 1944 merged several divisions into interdisciplinary groups focused around specific problems. The pre-reorganization division abbreviations: Chem = Chemistry, Eng = Engineering, Ex = Experimental Physics, Theo = Theoretical Physics,. The post-reorganization abbreviations: A = Administrative, CM = Chemistry & Metallurgy, F = Fermi (whose division studied many issues), G = Gadget, O = Ordnance, R = Research, Tr & A = Trinity and Alberta (Testing and Delivery), X = Explosives. Source: Hawkins 1983, 302.

Though the work of the bomb was even at the time most associated with physicists, it is worth noting that at Los Alamos, there were roughly equal numbers of physicists, chemists, metallurgists, and engineers. The physics-centric narrative, promulgated in part by the physicists themselves after the war (in part because the physics of the atomic bomb was easier to declassify than other aspects), obscures the multidisciplinary research work that was required to turn table-top laboratory science into a working weapon. 25

It is not exceptionally hyperbolic to say that the Los Alamos laboratory brought together the greatest concentration of scientific luminaries working on a single project that the world had ever seen. It was also highly international in its composition, with a significant number of the top-tier scientists having been refugees from war-torn Europe. This included a significant British delegation of scientists, part of an Anglo-American alliance negotiated by Winston Churchill and Roosevelt. For the scientists who went to the laboratory, especially the junior scientists who were able to work and mingle with their heroes, the endeavor took on the air of a focused and intensive scientific summer camp, and the numerous memoirs about the period at times underemphasize that the goal was to produce weapons of mass destruction for military purposes. 26 год

Los Alamos grew because the difficulty and scope of the work grew. Notably a key setback motivated a massive reorganization of the laboratory in the summer of 1944, when it was found that plutonium produced by nuclear reactors (as opposed to the small samples of plutonium that had been produced in particle accelerators) could not be easily used in a weapon. The original plan for an atomic bomb design was relatively simple: two pieces of fissile material would be brought together rapidly as a “critical mass” (the amount of material necessary to sustain an uncontrolled chain reaction) by simply shooting one piece into the other through a gun barrel using conventional explosives. This “gun-type” design still involved significant engineering considerations, but compared to the rest of the difficulties of the project it was considered relatively straightforward. 27

The first reactor-bred samples of plutonium, however, led to the realization that the new element could not be used in such a configuration. The presence of a contaminating isotope (plutonium-240) increased the background neutron rate of reactor-bred plutonium to levels that would pre-detonate the weapon were two pieces of material to be shot together, leading to a significantly reduced explosion (designated a “fizzle”). Only a much faster method of achieving a critical mass could be used. A promising, though ambitious, method had been previously proposed, known as “implosion.” This required the creation of specialized “lenses” of high explosives, arranged as a sphere around a subcritical ball of plutonium, that upon simultaneous detonation would symmetrically squeeze the fuel to over twice its original density. If executed correctly, this increase in density would mean that the plutonium in question would have achieved a critical mass and also explode. But the degree of simultaneity necessary to compress a bare sphere of metal symmetrically is incredibly high, a form of explosives engineering that had scarcely any precedent. Oppenheimer reorganized Los Alamos around the implosion problem, in a desperate attempt to render the plutonium method a worthwhile investment. Modeling the compressive forces, much less achieving them (and the levels of electrical simultaneity necessary) required yet another massive multidisciplinary effort. 28 год

As of summer 1944, there were two designs considered feasible: the “gun-type” bomb which relied upon enriched uranium from Oak Ridge, and the “implosion” bomb which relied upon separated plutonium from Hanford. The manufacture of the factories that produced this fuel required raw materials, equipment, and logistics from many dozens of sites, and together with the facilities that were involved with producing the other components of the bomb, there were several hundred discrete locations involved in the Manhattan Project itself, differing dramatically in size, location, and character. To choose a few interesting examples: a former playhouse in Dayton, Ohio, was converted into the site for the production of the highly-radioactive and highly-toxic substance polonium, which was to be used as a neutron source in the bombs, without any knowledge of the residents who lived around it most of the uranium for the project was procured from the Congo and a major reactor research site was created in Quebec, Canada, as part of the British contribution to the work. 29


Image 7: The assembled implosion “gadget” of the Trinity test, July 1945, with physicist Norris Bradbury for scale. Source: Los Alamos National Laboratory.

The uncertainties involved in the implosion design meant that the scientists were not confident that it would work and, if it did work, how efficient, and thus explosive, it would be. A full-scale test of the implosion design was decided upon, at a remote site at the White Sands Proving Ground, 60 miles from Alamogordo, New Mexico. On July 16, 1945, the test, dubbed “Trinity” by Oppenheimer, was even more successful than expected, exploding with the violence of 20,000 tons of TNT equivalent (20 kilotons, in the new standard of explosive power developed by the project participants). 30 (They had considerably more confidence in the gun-type bomb, and in any case, lacked enough enriched uranium to contemplate a test of it.)

Along with the work of the creation of the key materials for the bombs and the weapons designs themselves, additional thought was put into the question of “delivery,” the effort that would be required to detonate the bomb over a target. This aspect of the project, more a concern of engineering than science per se, was itself nontrivial: the atomic bombs were exceptionally heavy by the standards of the time, and the implosion bomb in particular had an ungainly egg-like shape. The “Silverplate” program created modified versions of the B-29 Superfortress long-range heavy bombers (most of their armaments and all of their armor were removed so that they could fly higher and faster with the heavy bombs), while Project Alberta, headquartered at Wendover Army Air Field in Utah, developed the ballistic cases of the weapons while training crews in the practice of delivering such weapons with relative accuracy. 31 год


Beginning in 1943, Project Y – the code name for Los Alamos during World War II – transformed the isolated Pajarito Plateau. The sounds of construction equipment replaced the voices of the Los Alamos Ranch School boys and local homesteaders. Construction crews hurriedly built many structures on mesa tops and in the canyons of Los Alamos. Countless concerns flooded Manhattan Project staff, but desiging structures to withstand the test of time was not one of them. The top-secret race to develop an atomic bomb before Nazi Germany was on and everyone felt the pressure.

Over the next 75 years, some of the structures slumped into disrepair from exposure to the harsh northern New Mexico environment — concrete cracking and spalling, wood frames rotting. That’s where Los Alamos National Laboratory’s historic preservation team enters the Manhattan Project story.

“Concrete has proven to be especially susceptible to the dozens of freeze-thaw cycles that often take place on a winter day in Los Alamos,” said Jeremy Brunette from the Laboratory’s Historic Building Surveillance and Maintenance Program.

The Manhattan Project National Historical Park team at Los Alamos identified several sites that need attention, and they work continuously to maintain, restore, and protect these historic sites. Most recently, two sites that share different stories from the early years of the Laboratory underwent preservation work.

Overshadowed story: plutonium recovery

A story that is often overshadowed when sharing Manhattan Project history is that of plutonium recovery. The Concrete Bowl helps bring that story to life.

Throughout the Manhattan Project, uranium and plutonium were so rare and costly that scientists carefully conserved every gram. By the end of 1945, it cost an estimated $390 million to create the plutonium for the Manhattan Project — that is over $5 billion in today’s money! During the Trinity Test, scientists planned to carry out a test with half the world’s plutonium, so tensions were understandably high.

If the Trinity Test did not succeed, project staff needed to recover the precious plutonium rather than losing it on a failed test. Manhattan Project researchers discussed several possible plutonium recovery approaches and tested any potential solutions that were not too far-fetched. One idea was the “water recovery method.”

For this method, staff members constructed a concrete bowl 200 feet in diameter and built a wooden water tank on a tower in the center. In this water tank, they placed a small-scale, industrial prototype of a bomb that contained natural uranium as a stand-in for plutonium. Researchers then detonated this mock-up with conventional explosives inside the water tank.

The water from the explosion landed in this concrete reservoir and drained into the bowl’s filter system, where workers recovered the metal fragments. Scientists continued these water-recovery tests until early 1945, but after realizing this method was not feasible for a full-scale nuclear test, they moved on to other potential recovery methods—including the infamous giant steel containment vessel known as “Jumbo.”

The Concrete Bowl remains in place today—an example of the wartime Laboratory’s practice of simultaneously testing different solutions to solve complex problems. In the 75 years since the bowl’s construction, weeds and trees took over and the local fauna discovered it as a reliable watering hole on the arid Pajarito Plateau.

“One of the pleasures of working at the Concrete Bowl is the amount of wildlife in the area. We saw elk, deer and coyotes every day,” Brunette said.

Concrete bowl before restoration. Concrete bowl after restoration.

Brunette also described that “in the Concrete Bowl, the steel reinforcing mesh was placed too close to the surface, exposing it to the elements and allowing it to carry moisture and rust into the concrete.”

Before any work began, the Lab’s Environmental Protection and Compliance Division ensured there was no contamination remaining from these early tests at the site. The Lab’s Historic Buildings team worked with Vital Consulting Group from Albuquerque on the removal of damaging vegetation to preserve this unique historic site. Vital Consulting Group also graded the soil away from the bowl to reduce the accumulation of water inside the bowl.

While the deer and elk may need to find a new watering hole, these efforts will preserve this historic site for years to come.

An early wartime test facility

From the beginning of Project Y, Robert Oppenheimer and Manhattan Project physicists believed they could make a “gun-type” atomic bomb, but they had to perfect the mechanism that could cause a sustained chain reaction in fissionable material. Manhattan Project researchers developed the Gun Site, known in 1943 as Anchor Ranch Proving Ground, to design and test nuclear weapon prototypes.

At this site, scientists, engineers, ordinance experts, and members of the U.S. Navy conducted experiments on the inner workings of this design. The name Gun Site refers to this site’s role in the development of the uranium weapon, Little Boy.

Because researchers fired numerous “gun-assembly” tests at this site using special gun barrels made by the U.S. Navy, they needed bunkers for protection during their experiments. Manhattan Project engineers constructed the buildings in a natural drainage, placing the tests above the bunkers and lessening the hazards of these experiments.

Scientists observed the tests from inside the concrete and earthen bunkers using a wooden periscope tower that relied on an elaborate system of mirrors—like a milk carton periscope you may have made as a child.

Gun Site during Manhattan Project—the wooden periscope tower is visible in the back right of the image.

Today, the preservation mission for this site came back to a familiar issue—concrete. Brunette explains why Manhattan Project era concrete presents the greatest preservation challenge. “We find that much of the Manhattan Project era concrete was mixed using large, smooth river rock aggregate that would not be suitable for modern construction.”

The buildings at Gun Site underwent extensive concrete repairs in 2012, including the reconstruction of the concrete parapet wall and a concrete cap to drain water from the top. However, that concrete cap failed and allowed further degradation of the historic site. The Lab and Vital Consulting Group worked to remove the crumbling concrete from the 2012 project. With this work completed, the Manhattan Project team will move forward with additional preservation efforts at Gun Site.

Gun Site parapet wall and cap before restoration. Gun Site parapet wall and cap after restoration.

These unique sites tell the story of Los Alamos National Laboratory’s history of solving difficult scientific and technological challenges and the story of a collective effort to achieve a common goal. The Manhattan Project was an immense project that created new fields of science and shaped the world we live in today.

In the spirit of its namesake, collaboration and teamwork defines the Manhattan Project National Historical Park. The National Park Service, the Department of Energy National Nuclear Security Administration’s Los Alamos Field Office, and Los Alamos National Laboratory work together to protect these sites for future generations. Ensuring that important historic sites remain intact to tell the story of this world-changing event is a crucial component of the collaborative effort to administer the Manhattan Project National Historical Park. The team is not finished they have already begun preservation work in another significant Manhattan Project historic location, V-Site.


The Manhattan Project National Historical Park

Preserving and sharing the nationally significant historic sites, stories, and legacies associated with the top-secret race to develop an atomic weapon during World War II.

This photo, taken on December 4, 1946, shows the center of Los Alamos as it looked during Project Y years. Called Technical Area 1, it was the core of the original laboratory.

  • Manhattan Project NHP-Los Alamos Public Engagement Specialist
  • Jonathan Creel
  • CPA-CPO
  • (505) 667-6277
  • Эл. адрес
  • Manhattan Project NHP-Los Alamos Project Manager
  • Cheryl Abeyta
  • EPC-DO
  • Эл. адрес

In 1943, as World War II raged across the globe, the United States government secretly constructed a laboratory on a group of isolated mesas in northern New Mexico. The top-secret Manhattan Project had a single military purposedevelop the world’s first atomic weapons. & # 160

The success of this unprecedented government program forever changed the world. Join us to discover the stories of the people behind the Manhattan Project and how they shaped the world we live in today.

Scientists, engineers, explosive experts, military personnel, and members of the Special Engineer Detachment all convened on the rural Pajarito Plateau in New Mexico for a secret project during World War II. Their mission: develop an atomic weapon before Nazi Germany. General Leslie R. Groves selected J. Robert Oppenheimer, a theoretical physicist from the University of California at Berkeley, as the scientific project director. This unprecedented undertaking required revolutionary science, engineering, technological innovation, and collaboration between civilians and military personnel from diverse backgrounds.

Twenty-eight months after Project Y began in Los Alamos, members of the Manhattan Project detonated the world’s first atomic weapon, the "Gadget," at the Trinity Site in southern New Mexico. After the military deployment of two atomic weapons on the Japanese cities of Hiroshima and Nagasaki, and the subsequent end of World War II, some Los Alamos scientists took their families and returned to their pre-war lives. Yet, many stayed to continue critical research in this new Nuclear Age.

Today, Los Alamos National Laboratory remains one of the United States’ premier science and technology institutions. Cutting-edge research and technological breakthroughs still happen here, as scientists and engineers work to solve some of today’s most complex problems.

The Manhattan Project’s legacy of revolutionary science and engineering, along with the lessons learned from that time, continues in the spirit of the modern Laboratory. Scientific and technological advances made in the pursuit of an atomic weapon contributed to progress in many areas: environmental and materials science, biology, nuclear medicine, nuclear energy, supercomputing, precision machining, even astronomy. This was also the beginning of the Department of Energy’s National Laboratory System.

The U.S. Congress directs the National Park Service and the Department of Energy to determine the significance, suitability, and feasibility of including signature facilities remaining from the Manhattan Project in a national historical park. This was an effort to preserve remaining structures in order to save them from being lost forever. & # 160

The National Defense Authorization Act, signed by President Obama, authorizes the creation of Manhattan Project National Historical Park. The stated the purpose of the park is “to improve the understanding of the Manhattan Project and the legacy of the Manhattan Project through interpretation of the historic resources.” On November 10, 2015, a Memorandum of Agreement signed by the Secretary of the Interior and the Secretary of the Department of Energy makes the park a reality.

Three sites tell the story of more than 600,000 Americans working to help end World War II. These three locations, integral to the Manhattan Project, comprise the park today.

    designed and built the first atomic bombs.   enriched uranium needed for the gun-type fission weapon.   created plutonium for an implosion-type weapon design.

Today

The Manhattan Project National Historical Park encompasses 17 sites on Los Alamos National Laboratory property and 13 sites in downtown Los Alamos, where “Project Y” was centered during World War II. These sites represent the world-changing history of the Manhattan Project at Los Alamos. & # 160

Today, you can visit the Los Alamos Downtown historic sites, but the sites on Laboratory land are not accessible to the public. However, the Department of Energy, Los Alamos National Laboratory, and the National Park Service collaborate to provide public tours of three sites on Laboratory property. Click here for more information on these tours and how to register for them.


Смотреть видео: Подробная история Атомного первых теорий до начала производства и бомбежки Хиросима 2 ч