Будет улажен

Будет улажен


We are searching data for your request:

Forums and discussions:
Manuals and reference books:
Data from registers:
Wait the end of the search in all databases.
Upon completion, a link will appear to access the found materials.

Уилл Сеттл был сыном Майлза Сеттла, режиссера Bolton Wanderers. В 1899 году Сеттл заменил своего отца в правлении клуба.

В январе 1910 года, когда Болтон прочно закрепился в нижней части Первого дивизиона, Джон Сомервилль был уволен и заменен Сеттлом. Он не смог спасти клуб от вылета, но с первой попытки вывел Болтона на повышение. Сеттл также набрал группу талантливых игроков, включая Теда Визарда, Джо Смита и Джимми Седдона.

В 1911-12 Болтон финишировал четвертым в Первом Дивизионе, а в сезоне 1914-15 они вышли в полуфинал Кубка Англии. Однако они проиграли «Шеффилд Юнайтед» со счетом 2: 1. В конце сезона профессиональный футбол в Британии закончился из-за Первой мировой войны.

В 1915 году Уилл Сеттл покинул клуб, и его заменил Том Мазер. По словам Дина Хейса, автора книги «Болтон Уондерерс» (1999): «После того, как он обнаружил, что у него отняли определенные обязанности, он покинул клуб после 17 лет службы».


Счастливой гордости! Вот и # 8217s краткая история Сиэтла и # 8217s большой праздник ЛГБТК +

В 1974 году в Сиэтле была отмечена наша самая первая Неделя прайда - через пять лет после того, как активисты за права трансгендеров и геев Марша П. Джонсон и Сильвия Ривера, среди прочих, возглавили беспорядки Стоунволл в Нью-Йорке и помогли разжечь борьбу за равенство ЛГБТК +. Хотя первое празднование Прайда в Сиэтле было небольшим, оно произошло рано, через четыре года после первых маршей Прайда в Чикаго, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и Сан-Франциско.

Марш гордости в нашем городе прошел долгий путь: от небольшой группы пионеров до массового парада, на который собираются тысячи людей. И хотя впереди еще много работы, за последние полвека наш город добился серьезных успехов.

ПЕРВАЯ НЕДЕЛЯ ПРАЙДА - 1974

Борец за права геев в Сиэтле Дэвид Нет возглавил организацию первой недели прайда в Сиэтле. Выходные заканчиваются в Центре Сиэтла, где «менее 50 счастливых геев, в том числе обнаженная Нет, задрапированная жемчугом, в коротких платьях и белой гибкой шляпе, с неистовой радостью танцевали у Международного фонтана», сообщает Seattle Weekly.

ПЕРВЫЙ ОФИЦИАЛЬНЫЙ НЕДЕЛЯ ПРАЙДА - 1977

Мэр Уэс Ульман объявляет первую санкционированную городом Неделю гей-прайда, кульминацией которой станет первая в Сиэтле официальный Марш гордости. Это всего за год до того, как избиратели Сиэтла отклонят закон, лишающий ЛГБТК + людей равных жилищных и трудовых прав.

ПЕРВЫЙ ТРАНС ПРАЙД - 1997

Транс-активисты Спенсер Бергштедт и Джейсон Кромвель собирают местных жителей возле Центрального муниципального колледжа Сиэтла для митинга и # 8220 в поддержку тех, кто пересекает, пересекает или оспаривает гендерные и биологические границы. Trans Pride была первой в стране. Эта итерация Trans Pride закончилась в 2000 году.

Размышляя о митингах & # 821790-х, Спенсер сказал The Evergrey, что это была важная возможность & # 8220 собраться вместе и создать заметность в более широком ЛГБТ-сообществе & # 8221.

ПОПУСТИТЕ ЭТО - 2010

Space Needle впервые поднимает радужный флаг Pride.

TRANS PRIDE ВОЗВРАЩАЕТСЯ - 2013

Лига гендерной справедливости возобновляет парад транс прайдов в Сиэтле на Капитолийском холме. Сотни местных жителей собрались в Центральном общественном колледже Сиэтла, месте первого транс-прайда, и прошли маршем вокруг парка Кэла Андерсона в поддержку наших трансгендеров, интерсексуалов и небинарных соседей. Празднование в этом году также является первым прайдом, который проводится с тех пор, как в 2012 году в штате Вашингтон были узаконены однополые браки.

ОСОБЕННАЯ ГОРДОСТЬ - 2015

Это первая прайд с тех пор, как Верховный суд США легализовал однополые браки по всей стране.

И ЗДЕСЬ МЫ

В этом году в Сиэтле Pride Parade начнется в 11 утра в воскресенье на Четвертой авеню и Юнион-стрит. Он будет направлен на митинг и вечеринку PrideFest в центре Сиэтла. Тема этого года - Pride Beyond Borders, что, по словам президента Seattle Pride Кевина Туви, является «напоминанием о том, что мы можем праздновать все успехи и успехи нашей истории, но необходимо проделать работу, чтобы наши сообщества были свободными, счастливыми и безопасными. ”

Узнайте больше об истории ЛГБТК + в Сиэтле здесь, здесь, а также здесь. Хотите присоединиться к празднованию Прайда? Проверьте The Stranger’s массовый облав событий гордости. А если вы планируете отпраздновать, обязательно отметьте #theevergrey на Instagram.


Для получения дополнительной информации о предстоящих курсах истории весной 2021 года см. Бюллетень курса 21FQ HIST.

HIST 3220-01 / WGST 3910-02 Пол и мощность в Европе раннего Нового времени

Мощность нельзя измерить ни в лошадиных силах, ни в скорости, ни даже в потенциале. Он принимает различные формы - политические, экономические, сексуальные, личные, просто чтобы назвать несколько форм, - и его легче всего увидеть во внешних формах, которые обозначают его применение: ритуалы (поклоны, поклоны), символы (мечи, короны, головные уборы), текстовые формулировки (сэр, мадам, ваша честь), церемонии (коронации, инаугурации) и имущество (дома, автомобили, искусство, одежда, украшения).

HIST 3500-01 История внешней политики США

Этот курс разработан как обзор того, как Соединенные Штаты вели американскую дипломатию с колониальных времен до наших дней. Не менее важно, что это также будет история того, как другие национальные государства вели дипломатические отношения с Соединенными Штатами. Третьим элементом курса будет рассмотрение того, как внутренняя политика Соединенных Штатов повлияла на проведение их внешней политики.

HIST 3770-01 Награды: направленное чтение / HIST 3910-01 Культура и сила в глобальном масштабе США

Этот курс будет подходить к истории фолк, контр и поп-культур в Соединенных Штатах как к спорным приграничным территориям, политическим горячим точкам, где идея Америки обсуждалась, оспаривалась и, в конечном итоге, была изобретена заново. Наши темы будут широко варьироваться от изучения создания культуры осужденных в тюрьмах после Гражданской войны как выражения сопротивления заключенных появлению Flapper как новой культурной иконы феминизма и потребительства 1920-х гг. До усилий сегодняшних активистов по сносу общественных памятников. солдатам Конфедерации в попытке преобразовать общественную культуру США в более инклюзивное пространство.

UCOR 1400-01 Права человека в Латинской Америке

Этот основной семинар Модуля I будет посвящен одной из основных проблем современного мира - широко распространенному нарушению прав человека & ndash в контексте Латинской Америки. Что такое права человека? Каковы масштабы нарушений прав человека в Латинской Америке? Какие факторы лежат в основе соблюдения и несоблюдения прав человека в регионе? Кто различные участники процесса отрицания и защиты прав человека в Латинской Америке?

UCOR 1400-02 / 03/04 Великая война как глобальный конфликт

Этот курс изучает глобальные масштабы и влияние Первой мировой войны с точки зрения азиатов и африканцев, а также европейцев, гражданских лиц, а также солдат, женщин и мужчин, а также как внутренние, так и военные фронты. Помимо хорошо известных историй о военной стратегии и технологиях ведения войны, он предлагает новые взгляды на взаимодействие различных народов и культур в начале двадцатого века.

UCOR 3400-01 Империя и Афро-Утопия

Этот курс посвящен империи и афро-утопическим рассказам о свободе и развитии в черной диаспоре. Мы изучим, как институты и наследие современной атлантической работорговли и колониализма на протяжении веков подвергались сомнению из-за контрнарративов африканских коренных народов, досовременных и современных взглядов, вдохновляющих утопические видения альтернативного и лучшего будущего.

UCOR 3600-02 Преступление и наказание: современность

Этот UCOR 3600 исследует социальные науки и глобальные проблемы через призму наказания в современном обществе. Это курс социальных наук высшего уровня UCOR & rsquos для специальностей, не занимающихся социальными науками.


Если в прошлом у вас были финансовые проблемы, но теперь вы работаете над улучшением своей кредитной истории, вы на правильном пути. Хороший первый шаг - привести просроченные счета в текущее состояние. Дополнительные советы по созданию и поддержанию хорошего кредитного рейтинга включают:

  • Выполняйте все платежи вовремя. Ваша история платежей & mdashвременно ли вы производите все платежи & mdash- это самый важный фактор в кредитных рейтингах. Если вы когда-либо окажетесь в ситуации, когда вы не сможете произвести платеж вовремя, вам следует связаться со своим кредитором, чтобы обсудить ваши варианты, прежде чем счет станет просроченным.
  • Уменьшите остатки на возобновляемых счетах. Второй по важности фактор в кредитных рейтингах - это коэффициент использования и сумма кредита, который вы используете, относительно вашего общего кредитного лимита. Если вы склонны иметь большие остатки на своих кредитных картах, сокращение долговой нагрузки улучшит ваш коэффициент использования.
  • Зарегистрируйтесь в Experian Boost & trade & dagger. С Experian Boost вы можете подписаться на добавление ваших положительных платежей за коммунальные услуги, интернет, кабельное телевидение и телефонные счета в вашу кредитную историю, что поможет вам в FICO & reg Score ☉. Как только вы зарегистрируетесь, вы сразу увидите влияние.
  • Сосредоточьтесь на своих факторах риска. Если вы еще этого не сделали, запросите свой кредитный рейтинг в Experian и обратите особое внимание на факторы риска, указанные в вашей оценке. Эти факторы говорят вам, что вам нужно сделать, чтобы улучшить свой кредитный рейтинг.

Спасибо за вопрос,

Дженнифер Уайт, специалист по потребительскому образованию

Этот вопрос был задан на недавнем сеансе Periscope, который мы проводили.

Что в вашем кредитном отчете?

Будьте в курсе последней кредитной информации - и получайте FICO & reg Score бесплатно.

Кредитная карта не требуется

Статьи по Теме:
Что такое объединенный кредитный отчет?
Покупка дома: на что следует обратить внимание ЛГБТ-парам
Вредит ли ипотека вашему кредиту?
Как оформить ипотеку
Старый долг нового супруга не повредит вашему кредитному рейтингу
Влияет ли прекращенное банкротство на кредитные рейтинги?
Ресурсы
Последние исследования
Последние обзоры

Загрузите бесплатное приложение Experian:

& daggerРезультаты могут отличаться. Некоторые могут не видеть улучшенные результаты или шансы одобрения. Не все кредиторы используют кредитные файлы Experian, и не все кредиторы используют баллы, на которые влияет Experian Boost.

☉Кредитный рейтинг рассчитан на основе модели FICO & reg Score 8. Ваш кредитор или страховщик может использовать FICO & reg Score, отличный от FICO & reg Score 8, или другой тип кредитного рейтинга в целом. Учить больше.

Редакционная политика: Информация, содержащаяся в Ask Experian, предназначена только для образовательных целей и не является юридической консультацией. Мнения, выраженные здесь, принадлежат только авторам, а не мнениям какого-либо банка, эмитента кредитных карт или другой компании, и не были рассмотрены, одобрены или иным образом одобрены ни одной из этих организаций. Вся информация, включая расценки и сборы, актуальна на дату публикации и обновляется в соответствии с предоставлением наших партнеров. Некоторые предложения на этой странице могут быть недоступны на нашем веб-сайте.

Сохраненные для вашего сведения заархивированные сообщения могут не отражать текущую политику Experian. Команда Ask Experian не может ответить на каждый вопрос индивидуально. Однако, если ваш вопрос заинтересует широкую аудиторию потребителей, команда Experian включит его в следующий пост.

Плюсы и минусы предложения определяются нашей редакционной командой на основе независимого исследования. Банки, кредиторы и компании, выпускающие кредитные карты, не несут ответственности за любой контент, размещенный на этом сайте, а также не подтверждают и не гарантируют никаких отзывов.

Раскрытие информации рекламодателя: Предложения, которые появляются на этом сайте, поступают от сторонних компаний («наших партнеров»), от которых Experian Consumer Services получает компенсацию. Эта компенсация может повлиять на то, как, где и в каком порядке товары появляются на этом сайте. Предложения на сайте не отражают все доступные финансовые услуги, компании или продукты.

* Для получения полной информации см. Условия предложения на веб-сайте эмитента или партнера. После того, как вы нажмете «Применить», вы будете перенаправлены на веб-сайт эмитента или партнера, где вы сможете ознакомиться с условиями предложения перед подачей заявки. Мы показываем краткое изложение, а не полные юридические условия - и перед подачей заявки вы должны понять полные условия предложения, изложенные самим эмитентом или партнером. Хотя Experian Consumer Services прилагает разумные усилия для предоставления наиболее точной информации, вся информация о предложениях предоставляется без гарантии.

Веб-сайты Experian были разработаны для поддержки современных современных интернет-браузеров. Experian не поддерживает Internet Explorer. Если вы в настоящее время используете неподдерживаемый браузер, ваш опыт может быть неоптимальным, могут возникнуть проблемы с отображением, и вы можете подвергнуться потенциальным рискам безопасности. Рекомендуется обновить браузер до самой последней версии.

& copy 2021 Все права защищены. Experian. Использованные здесь товарные знаки Experian и Experian являются товарными знаками или зарегистрированными товарными знаками компании Experian и ее дочерних компаний. Использование любого другого фирменного наименования, авторского права или товарного знака предназначено только для идентификации и справочных целей и не подразумевает какой-либо связи с владельцем авторских прав или товарного знака их продукта или бренда. Другие названия продуктов и компаний, упомянутые здесь, являются собственностью их владельцев. Лицензии и раскрытие информации.


Сколько времени нужно, чтобы улучшить свой кредитный рейтинг после урегулирования долга?

Время, необходимое для того, чтобы ваш кредит начал улучшаться, во многом будет зависеть от вашей кредитной истории. Если эти погашенные долги являются для вас чем-то вроде аномалии - вы успешно выплатили несколько долгов в прошлом, - это поможет восстановлению кредита. Это показывает кредиторам, что вы способны вовремя выплатить свои долги. Также поможет наличие других долгов, которые вы все еще платите и по которым у вас есть текущая задолженность, например, ипотека, автокредит или другие кредитные счета. Люди с довольно надежной и положительной кредитной историей могут начать улучшать свой кредитный рейтинг через шесть месяцев или, возможно, даже за половину этого времени.

Если ваша кредитная история скудна, это может занять гораздо больше времени. Например, если у вас нет истории погашения долга и в настоящее время вы не производите своевременные платежи по ипотеке, ссуде или другим кредитным картам. И если счета, которые вы урегулировали, были теми, которые у вас были в течение длительного времени, это может повредить вашему счету, потому что длина вашей кредитной истории (включая возраст самого старого счета) составляет 15% вашего кредитного рейтинга. Если у вас плохая и / или слабая кредитная история, восстановление вашего кредитного рейтинга может занять от 12 до 24 месяцев с момента погашения последнего долга.

В любом случае, вы выиграете от выплаты долга, если это означает, что вы больше не пропускаете платежи. Это также улучшит отношение вашего долга к доходу (DTI), сумму ежемесячных выплат по долгу по сравнению с вашим ежемесячным валовым доходом и использование кредита, то есть, сколько кредита у вас есть, по сравнению с тем, сколько вы используете. . Кредиторы смотрят на ваш DTI в процессе утверждения ссуды, и использование вашего кредита составляет 30% от вашего кредитного рейтинга.

«В нынешней среде кредитования, не допускающей риска, кредиторы с меньшей вероятностью будут предоставлять новые кредитные продукты тем, у кого отношение долга к доходу не соответствует их установленным параметрам», - говорит Майкл Бови, эксперт по долгу и соучредитель компании Решать. «Этот факт влияет на возможности многих людей, которые хотят получить новый кредит, даже тех, у кого хороший кредитный рейтинг».


Попробуйте попросить «заплатить за удаление»

В рамках переговоров об урегулировании долга вы можете получить согласие кредитора или сборщика долгов сообщить о полной оплате вашего счета или попросить их удалить его из вашего отчета. Вы можете предложить это в обмен на выплату части вашего долга или увеличение суммы, которую вы предлагаете заплатить. Это не все, что может работать с банками кредитных карт и другими кредиторами, но может быть эффективным с медицинскими и коммунальными сборами, а также теперь является частью политики кредитной отчетности трех крупнейших покупателей долговых обязательств в стране: Midland Credit Management (MCM), Ассоциированные компании по восстановлению портфеля (PRA) и Кавалерийский портфель. Вы можете узнать больше о политике оплаты каждой из этих компаний здесь.


HistoryLink.org

Район Сиэтла на Капитолийском холме является частью длинного хребта, с которого открывается вид на центр города. В 1872 году пионеры расчистили дорогу для повозок через лес к кладбищу на его вершине (позже названному кладбищем Лейк-Вью). Он был отключен в 1880-х годах. Джеймс Мур (1861-1929), главный застройщик Капитолийского холма, дал холму свое название в 1901 году. До этого он назывался Бродвейским холмом. Капитолийский холм - это оживленное сообщество с процветающим деловым районом на Бродвей-авеню и 15-й и 19-й авеню. Здесь находятся Парк волонтеров и Музей азиатского искусства Сиэтла, Епископальный собор Святого Марка, а также другие церкви, Центральный муниципальный колледж Сиэтла, Корнишский колледж искусств, Дом Ричарда Хьюго (центр писателей), а также множество магазинов. , рестораны и кофейни. На Капитолийском холме в Сиэтле ежегодно проводится неделя гей-прайда.

Начиная с Водонапорной башни.

Чтобы увидеть Капитолийский холм и ознакомиться с его историей, можно начать с подъема по 107 ступеням на смотровую площадку водонапорной башни Волонтерского парка, которая с 1907 года стоит на вершине холма высотой 444 фута. Здесь вы сможете насладиться роскошной выставкой не только истории Волонтерского парка, но и всего наследия парков и бульваров Olmsted Bros., которые знаменитая ландшафтная фирма разработала для Сиэтла в начале двадцатого века.

Смотровая башня была одним из желаний, описанных в первом предложении фирмы, ее плане 1903 года. А еще здесь Волонтерский парк называют «жемчужиной» городских парков. Тогда башня станет его жемчужиной в короне.

1912 Панорама

Мы поднимемся на башню в 1912 году, когда еще не было лиственного навеса и еще можно было увидеть холм.

В 1912 году Парку волонтеров исполнилось 25 лет, но большая часть застройки, которую можно было увидеть с башни, была намного моложе этого. Взглянув на запад, мы увидим высокое водохранилище в Волонтерском парке (огороженное забором и наполненное водой из реки Кедр в 1901 году). Глядя на северо-запад, мы видим роскошный особняк Джона и Элизы Лири, построенный в Англии, на 10-й авеню E (восемь лет в 1912 году). Прямо к северу дорога для фургонов, которая когда-то была излюбленным маршрутом для похоронных процессий, чтобы добраться до кладбища Лейквью прямо через парк, была расширена и заасфальтирована (14-я авеню N) в соответствии с указаниями Олмстеда.

В этом году - 1912 году - парк был заблокирован с северной стороны из-за строительства стеклянной консерватории, которую управление парка приобрело по каталогу и собрало на месте. К северо-востоку - решетчатая беседка.

Глядя на восток и юг от башни, зритель видит, что крыши сотен домов размером почти с особняк заполняют любопытно небольшие участки нескольких пристроек к Капитолийскому холму, включая «Улицу Миллионеров» на 14-й авеню N, продвигаемую Джеймсом Муром. . Тот факт, что очень немногим из этих домов больше 10 лет (по состоянию на 1912 год), свидетельствует об инициативе Мура, супер-застройщика Сиэтла конца девятнадцатого и начала двадцатого веков.

Вид 1912 года на юго-запад, в сторону центра города, смотрит на неосвоенную полосу из четырех кварталов Furth Addition, расположенную между Moore’s Capitol Hill Addition и растущим деловым районом на Бродвей-авеню к югу от Рой-стрит. Непосредственно к западу от пристройки Фурт, в блоках пристройки Сары Йеслер, разбросаны дома, многие из которых сохранились до наших дней.

Более 40 дополнений

К 1912 году на территории, которую мы примерно называем Капитолийским холмом, было более 40 пристроек, включая семь участков на Капитолийском холме Фурт, Йеслер и Мур, а также несколько пристроек Понтия. Резан и Маргарет Понтиус построили свою ферму у подножия Капитолийского холма в будущем районе Каскад (на южном, центральном конце озера Юнион). Они приобрели большую часть западного склона холма, и их пристройки 1880-х годов являются одними из самых ранних на холме.

В 1960-х годах межгосударственная автострада (I-5) быстро определила западную границу Капитолийского холма. Следуя логике Понтия, до того, как I-5 была проложена по их склону, эти соседи - Капитолийский холм и Каскад - сливались. В 1910 году на Республиканской улице была построена грандиозная лестница между Истлейк-авеню внизу и к востоку от Мелроуз-авеню наверху. Большая часть Республиканской улицы Hillclimb была удалена для автострады: два квартала были разделены.

Границы Капитолийского холма

Капитолийский холм является частью длинного хребта, который проходит с севера на юг за центром города и в конечном итоге разделяется на два хребта. Бегущий на юг западный гребень Капитолийского холма, ближайший к центру города, продолжается как Первый холм (ранее или иначе называемый Пилл-Хилл, Сквернословие и Йеслер-Хилл) и продолжается еще дальше на юг, как Бикон-Хилл, и далее до Рентона. Восточный гребень Капитолийского холма достигает Мэдисон-стрит, где название меняется на Рентон-Хилл или Второй холм. Этот хребет в конце концов иссякает в долине Ренье.

Поскольку восточная граница Капитолийского холма не имеет ничего общего с автострадой, чтобы определить его, мы обычно принимаем слияние холма с долиной Мэдисон и центральной областью. В северном конце мы можем охватить до границы автостраду (520), соединяющую I-5 с плавучим мостом Эвергрин-Пойнт (Альберт Роселлини). Район к северу от этой автострады (520) - это добавка Денни-Фурмана. Ранняя постройка Денни-Фурмана (где расположена начальная школа Сьюарда) смотрит как на университетский район через залив Портедж, так и на район Истлейк вдоль озера Юнион, чаще, чем на Капитолийском холме.

Разумные люди могут провести южную границу холма по разным линиям. Жаклин Уильямс в ней Холм с будущим: Капитолийский холм Сиэтла, 1900-1946 гг. выбирает Pine Street. Для Торговой палаты Капитолийского холма южная граница ведет к Первому холму, где у многих членов палаты есть свои предприятия.

Я выбрал Пайк-стрит по двум причинам, обе топографической. Во-первых, более длинный хребет, описанный выше, поднимается к югу от Пайк-стрит настолько, что его можно назвать другим названием: Первый холм. Вторая причина тоже функциональная. Из центра подъезжать к Капитолийскому холму через Юнион-стрит было непрактично, так как к 8-й авеню Юнион слишком крутой. Всего в одном квартале к северу от Юнион, Пайк-стрит была первой улицей в центральном деловом районе, которую можно было легко улучшить, чтобы добраться до Капитолийского холма. К 1912 году три линии троллейбусов поднимались по более пологому склону вдоль Пайк-стрит, которая вместе с Бродвеем затем превращалась в «Автодорожку» Сиэтла с автосалонами, магазинами запчастей и станциями технического обслуживания.

Именование Капитолийского холма

Капитолийский холм получил свое название осенью 1901 года. До этого он назывался Бродвейским холмом. Большинство описаний того, как холм получил свое название, относятся к одному из двух этажей. Согласно одному описанию - сентиментальному - Джеймс Мур выбрал прозвище «Капитолийский холм» для квартального участка земли, который он купил в 1900 году, главным образом потому, что его жена приехала из другого западного города, у которого был свой Капитолийский холм: Денвер. Во втором случае название было выбрано в надежде убедить государство перенести свой бизнес из Олимпии на Проспект-стрит. Некоторые источники говорят, что ранняя версия этой интриги началась с «основателя города» Артура Денни в 1860-х годах.

Наверное, это неправильно. Жаклин Уильямс (Холм с будущим) приводит свидетельства из ранних газет, что Джеймс Мур назвал «Капитолийский холм» и что он выбрал это имя, вероятно, по причинам как его жены, так и политики - или, точнее, продвижения по службе.

Весной 1901 года, менее чем через год после того, как он купил и начал улучшать пристройку к Капитолийскому холму к югу от парка Волонтер, Мур убедил Уильяма Х. Льюиса, политика округа Кинг, который тогда работал в Палате представителей штата Вашингтон, ввести законопроект, предлагающий как участок для столичного кампуса на Капитолийском холме, так и средства для строительства Капитолия. Это было не очень серьезное предложение. Однако на короткое время он позволил местным жителям вообразить масштабы амбиций Мура и представить его возвышенную недвижимость, на которой возвышается Капитолий штата. В конце концов, тогда в Олимпии оставалась старая проблема, заключающаяся в том, что, хотя в ней было резиденция правительства штата, у нее не было штанов, которые представляют собой здание Капитолия, достойное государства.

Прибыль за один день

Уильямс отследил родословную первого участка земли, который Джеймс Мур назвал «Капитолийским холмом», и он является типичным примером обмена недвижимостью на Старом Западе. Мур купил свои 160 акров у Хью К. Уоллеса 10 июля 1900 года за 225000 долларов. Уоллес не жил на этой земле и не обрабатывал ее и, возможно, никогда ее не видел. Скорее всего, Уоллес купил его на 35 000 долларов меньше, чем продал его Муру позже в тот же день.

Такоман Уоллес купил землю у поместья Селима Вудворта. Вудворт получил землю от правительства в качестве частичной платы за боевые действия в войне 1847 года с Мексикой. Наверняка Вудворт никогда этого не видел.

Кладбище Лейк Вью и Парк волонтеров

До того, как в 1880-е годы велись сплошные рубки леса на Капитолийском холме, иногда приходилось преодолевать лес и подниматься на вершину с повозкой, которая часто служила катафалком. В 1872 году масоны Сиэтла, среди которых был пионер Док Мейнард (1808-1873), выбрали часть того, что с 1890 года называлось кладбищем Лейк-Вью, в качестве места захоронения своих членов. Когда Мейнард умер менее чем через год, его братские товарищи держали тело в таком состоянии более месяца, пока они построили ответвительную дорогу к кладбищу от старой дороги для повозок, которая вела к северу от Мэдисон-стрит на нынешней линии 23-й авеню. .

По словам Роберта Л. Фергюсона (Первопроходцы Lake View), новая дорога сошла с 23-й авеню около Уорд-стрит, направляясь на запад к будущей линии 14-й авеню. Повернув на север, он продолжил путь через свиноводческую ферму и вскоре достиг кладбища. Мейнард был похоронен всего в нескольких футах от самой высокой точки Капитолийского холма.

Волонтерский парк

В 1876 году город купил 40 акров земли, прилегающих к югу от масонского кладбища. В 1885 году они назвали его Вашелли и начали переносить тела со старого могильника, который город превращал в Денни-парк. Два года спустя, в то время как Ли Хант, редактор и издатель журнала Сиэтл Пост-Интеллидженсер, был первопроходцем вдоль хребта, по его собственному описанию, он «впал в глубокое общение с природой и был очарован ее видимыми формами». Под влиянием этой задумчивости Хант затем наткнулся на несколько отмеченных могил в Вашелли. Возможно, мечтая о хорошем экземпляре, редактор утверждал, что к нему пришел голос, требующий: «Избавьтесь от мертвых в другом месте, где эта земля предназначена для удовольствия живых».

Город сразу подчинился влиятельному издателю. Могилы были перенесены рядом с кладбищем Лейк-Вью, а теперь незанятые акры использовались как резерв для более «глубокого общения с природой». В конечном итоге это место было названо Городским парком, а в 1901 году - Парком добровольцев, в память о патриотической банде местных жителей, которые добровольно участвовали в испано-американской войне 1898-1899 годов.

Небольшая обрезка и посадка были произведены в начале 1890-х годов под руководством Эдварда Отто Швагерля, хорошо продуманного ландшафтного архитектора, нанятого в 1892 году. Однако экономическая паника 1893 года положила конец этой работе. Городской парк существовал еще 10 лет, пока в 1903 году не была нанята фирма Олмстеда для разработки общегородского плана парков и бульваров.

Lowell School, дневная

Надежды и статистика, связанные с открытием школы для первого класса, возможно, лучший ключ к пониманию раннего развития района. В 1890 году школа Лоуэлла открылась на Мерсер-стрит и Федерал-авеню под названием «Школа Понтиуса». К 1892 году название было изменено на Columbia School, и в школе работали семь учителей, которые обучили 261 ученика. В 1902 году 12 учителей обучали 469 учеников восьми классам. В 1910 году, чтобы избежать путаницы со школой Колумбия в недавно аннексированном районе Колумбия-Сити в Сиэтле, название было изменено на Школа Лоуэлла в честь американского поэта, эссеиста и дипломата Джеймса Рассела Лоуэлла (1819-1891).

В 1901 году пришла чистая вода. Неподалеку, под центром 12-й авеню, была проложена труба для транспортировки пресной воды на последней миле 26-мильного пути от реки Сидар к новому водохранилищу в недавно названном Парке добровольцев. Вскоре дома Капитолийского холма начали пить и умываться обильной водой, посланной прямо из Каскадных гор.

Вторым прибытием в Волонтерский парк в 1901 году, во многом способствовавшим привлекательности пристройки Джеймса Мура к Капитолийскому холму, стала троллейбусная линия городского парка. В течение следующих восьми лет Puget Sound Traction Light and Power Company продлит еще три линии на север вдоль хребта Кэпитол-Хилл. Как и линия городского парка, линия Капитолийского холма приближалась к гребню вдоль Пайк-стрит, чтобы достичь последнего длинного отрезка своего маршрута на 15-й авеню. Линия 19-й авеню в 1907 году следовала за линией 23-й авеню в 1909 году, проложенная вдоль линии старой дороги для повозок на север до залива Портедж и входа в летнюю экспозицию Аляска-Юкон-Пасифик в кампусе Вашингтонского университета.

Четвертая троллейбусная линия, линия Bellevue-Summit, была проложена в 1913 году для обслуживания района на холме, который был как ближайшим к городу, так и все более застроенным жилыми домами. Регулярное движение троллейбусов на Бродвее, 15-й и 19-й авеню, увеличивало экономическую и культурную жизнеспособность проспектов. По сей день вдоль этих трех проспектов расположено множество районных центров.

Millionaires ’Row

Развитие общественных услуг и общественных работ, включая водоснабжение, противопожарную защиту, канализацию и тележки, было страстью многих общественных, коммерческих и оздоровительных клубов, которые быстро появились в районах, которые процветали, как Капитолийский холм в начале двадцатого века.

Одно любопытное исключение из этого «позитивного мышления» произошло от домовладельцев, которые поселились на главной выставочной улице Джеймса Мура, его «Улице миллионеров». За много лет до улучшений застройщика 14-я авеню была последним отрезком дороги, ведущей к кладбищу Лейк-Вью. У южного входа в парк с собственным грандиозным бульваром 14-я авеню стала для Мура и его покупателей самой престижной полосой. Шествие скорбящих, продолжавших ехать по 14-й авеню, было, возможно, терпимо для новых набобов в ряду, но не для троллейбуса, предложенного конкурентом консолидированных линий компании Seattle Electric Company на Капитолийском холме.

Эффективный (и декоративный) ответ на эту угрозу раскрывается в письме Мура, написанном давним городским инженером Р. Х. Томсоном (1856-1949). Томсон советует застройщику добавить посадочную полосу по центру выставочного ряда, где обычно будут проложены следы троллейбусов. Полоса была построена, хотя, в конце концов, в этом не было необходимости, так как конкурирующая троллейбусная линия не получила права на въезд в район.

Типы резиденций

Возможно, во всех рекламных акциях Джеймса Мура на Капитолийском холме есть двойственность. While he advertised them as the next retreat for the city’s more affluent citizens, the lots are generally small for the homes that were constructed on them. The effect, especially in the Stevens Neighborhood (named for the Isaac Stevens Primary School on 17th Avenue and Galer Street ) is a community that feels both grand and intimate. These playland qualities were enhanced by the large Catholic families that soon moved into these homes. They came certainly because the homes were big but also to be near Holy Names Academy (1907) at 22nd Avenue and Aloha Street, St. Joseph’s Church (1907) and School (1908) on 18th Avenue, and Forest Ridge School (1907) on Interlaken Boulevard. The Stevens neighborhood became in effect a concentrated Catholic neighborhood.

In his presentation to Historic Seattle’s Capitol Hill symposium in 2000, Leonard Garfield, director of the Museum of History and Industry (MOHAI), outlined a typology of Capitol Hill residences. Garfield noted that because the history of residential development on Capitol Hill occurred at such a rapid pace, housing types overlap in both time and place. Grand homes were not necessarily segregated from lesser ones -- or even from apartments. They were connected and yet disconnected. “People saw what they wanted to see.”

Modest homes were built on the ridge in the 1880s and 1890s. Very few if any of these structures survive. These simple homes were followed by a few oversized ones arranged like country estates. The English Tudor style John and Eliza Leary home at 1551 10th Avenue N, now home of the Episcopal Diocesan Offices, is a good and grand example. Close on the heels of these country retreats came the advance guard of working and professional households of a booming Seattle. These owners expected to raise families in the “streetcar suburbs” that were rapidly constructed to the sides of the business and transportation strips of Broadway, 15th, and 19th avenues. Many of these homes were built in the efficient but still attractive Classic Box style.

In between the Henrys and the homemakers are a hybrid class of mostly nouveau riche residents, who may have worked but did not necessarily have to. They often built grander homes than even the biggest boxes and also preferred to site them in their own limited zones. The residences on “Millionaire’s Row” may be included in this set -- at first they put up a gate straddling 14th Avenue at Roy Street. Many of the big houses west of Volunteer Park on Federal Avenue and beside the somewhat serpentine streets north of Aloha Street and west of Broadway fit this more upper-crusty character. A sizeable percentage of the homes of this type were built late -- after World War I.

Finally, Garfield distinguishes the apartment houses of Capitol Hill where family life was often provided for with large units and handsome structures distinguished with architectural ornaments and courtyards. Later, many of these larger apartments were multiplied into smaller units for single occupants.

Broadway is a thoroughly sensible street. It travels most of the length of both First and Capitol Hills and although rarely on the summit its grade is always easy. Indeed Broadway is the best evidence that First and Capitol Hill are one hill for when traveling along Broadway you will find the distinction between them subtle.

Broadway was the obvious path for the electric trolley that in 1891 first linked Capitol Hill to Beacon Hill through First Hill and what in the beginning was a long boulevard of stumps and dreams and at least one swale. (The swale centered at Republican Street where in the evening riders could hear frogs croaking. ) After Broadway was paved in 1903, it became the favorite flyway first for cyclists and soon after motorists ­-- a preferred promenade for flashy wheels.

Broadway High School

On or just off Broadway between Pike and Roy streets the busiest cultural and commercial life of Capitol Hill were developed. We begin at Pine Street with Broadway High School.

In 1902, Broadway High School opened (as Seattle High School) on the corner of Broadway and E Pine Street. It was Seattle's first building specifically constructed as a high school. The architects were William E. Boone and J. M. Corner. The building was controversial for its large size and location (then remote from downtown), but within a year was filled to capacity. The 1903 class had 103 graduates, the largest graduating class in the history of Seattle. Today a remnant of the building is incorporated into Seattle Central Community College's Broadway Performance Hall.

With no athletic field of its own, the students at Broadway High used the playfield developed just south of what was then still called the Lincoln Park Low Reservoir. Both the reservoir and park were one short block east of the school. Like the high reservoir at Volunteer Park, the low one was built in 1900 for the then new Cedar River gravity water supply. In their 1903 description of the park, the Olmsted Brothers recommended that there be "no provision for the more vigorous forms of play." Their plans for the park were "particularly designed to make baseball impractical." This prescription by the Boston-based landscapers was overturned in less than a month by neighbors, including high school students, in need of vigorous play -- especially baseball.

Churches and a Market

Among the Capitol Hill churches on Broadway we will note three -- first the First Christian Church. It faced Seattle High School across Broadway and opened in 1902, the same year as the high school. The church’s second and surviving sanctuary at the site was dedicated in 1923. (It and the nearby Westminster Presbyterian Church at Harvard Avenue and Howell Street also completed in 1923, were the two notable contributions to Seattle architecture by the Los Angeles architect Robert H. Orr.)

Six blocks north of First Christian Church, Pilgrim Congregation Church was organized in 1899 as a parish of Plymouth Congregational. The sanctuary was designed by architect Julian F. Everett, who later designed the Pioneer Square Pergola. The new church opened its doors to a wide front lawn in 1906. Twenty-four years later the lawn was considerably narrowed when Broadway Avenue was widened and straightened north of Harrison Street. The cuts were made on the east side of the street,­ the Pilgrim side. Many structures, the church not included, were moved back with the power and telephone poles. In 1949, Pilgrim church was diminished again, but this time by an act of God when the earthquake of that year toppled the top of its tower.

Broadway Market

The gleaming, block-long Broadway Market opened in 1928. For 30 years this market served as a collection of independently owned small shops. At one time these included a creamery, a florist, two delis, a fish market, a drug store, a beauty salon, two meat markets, a health food store, two fruit stands, a candy shop, two bakeries, a ten-cent store, and Norm's Café, a favorite neighborhood hang-out.

In 1958 Norm and most of the others moved out and Safeway and Marketime moved in. The windows were stuccoed over and the charm of shopping given a green glow under fluorescent lights. More recently, the market has been enlarged and reopened as an arcade featuring again a variety of small businesses. The new and enlarged windows are open again.

St. Mark's Episcopal Cathedral

North of Roy Street, on the border between one of the several Pontius additions to the south and both the Sara Yesler and Jacob Furth Additions to the north, the arterial turns slightly east to become 10th Avenue N. To four long blocks north of Roy Street the St. Marks Episcopal congregation moved from its First Hill parish into what its second bishop, Stephen Fielding Bayne Jr., later called "This Holy Box." Dedicated in 1931, the concrete church was but the skeleton of the congregation's dream cathedral.

Ten years later the bad debts of the Great Depression with the help of an unsympathetic St. Louis banker who held the mortgage closed the cathedral doors. They did not open again for services until 1944. For a brief time in the interim the sanctuary was used as an anti-aircraft training center. The congregation spent part of their exodus worshiping in the Woman's Century Club at the southeast corner of Roy Street and Harvard Avenue.

Clubs, Cornish, an English Cottage, and Anhalt's Angles

The Woman’s Century Club, formed in 1891, for a while made its home in the clubhouse of the Seattle Federation of Women's Clubs at the southeast corner of Harvard Avenue and Thomas Street. In 1925, the club moved four blocks north directly across Roy Street from the Rainier Chapter of the Daughters of the American Revolution. The DAR’s Mount Vernon facsimile also opened in 1925. Together with the Cornish School of the Arts, which had moved to the northwest corner of the same intersection only four years earlier, the trio created at the intersection of Roy and Harvard the principal cultural center of the increasingly cosmopolitan Capitol Hill.

The 1931 addition of architect Arthur Loveless’s North Broadway Shopping Center, the "English cottage" next door to the DAR, made this two-block stretch of unique architecture a Seattle landmark of great distinction. Adding the many great homes to the north of Roy Street and to the west of Broadway Avenue amounts to what for many is the most charmed part of Capitol Hill. Included there (at 750 Belmont Avenue) is the first luxury apartment house designed by Frederick William Anhalt (1896-1996).

Sam Hill and SAM

In 1909, Sam and Mary Hill built their Classic Revival home on Highland Drive just west of Broadway Street. The couple was married in 1888 and since Mary was the daughter of James J. Hill, the "empire builder" of the Great Northern Railroad, she did not have to change her name. Sam Hill was the principal booster for the Northwest chapter of the Good Roads movement of the early twentieth century.

After Sam Hill's death in 1931, his home on Highland stood vacant until Theodore and Guendolen Plestcheeff purchased it in 1937. Born nearby on First Hill in the mid-1890s as Guendolen Carkeek, Guendolen Plestcheef lived in the Hill home until her death in 1994. As the daughter of Emily Carkeek (1852-1926), the founder of the Seattle Historical Society and during Seattle's late Victorian years the English-born Grande Dame of local culture, Guendolen Plestcheef was herself one of the city’s great advocates for arts and crafts.

Perhaps the greatest boost to local arts occurred on Capitol Hill a few months after Sam Hill’s passing and about five short blocks east of his home on Highland. In the 1930s, the city decided to allow Richard E. Fuller (1897-1976), president of the Art Institute of Seattle, and his mother Margaret (MacTavish) Fuller (1860-1953) locate their Art Institute of Seattle in the park. John Olmsted opposed this and the Olmsted relationship with Seattle ended.

The museum opened in 1933. It became the Seattle Art Museum, and was rededicated as the Seattle Asian Art Museum in 1994.

To go to Part 2, click "Next Feature"

The SCHOONER Project:
Достопочтенный. Jan Drago
Seattle City Council
Seattle Department of Neighborhoods

Map showing Capitol Hill neighborhood of Seattle

Observation tower, Volunteer Park, 1910s

Courtesy UW Special Collection (SEA2086)

An advertisement for James A. Moore's Capitol Hill Addition, 1902

James Moore (1861-1929)

"Avenue of Mansions," 14th Avenue N, Capitol Hill, Seattle, 1906

13th Avenue near Volunteer Park, Seattle, 1900s

Capitol Hill Addition "boxes" advertised in the Seattle Mail and Herald, 1900s

Courtesy UW Special Collections

Capitol Hill Millionaire Row home at 14th Avenue N and Prospect, April 9, 2001

Seattle High School (later Washington High School, then Broadway High School) (William E. Boone and J. M. Corner, 1902), Seattle, ca. 1908 г.

Courtesy Tacoma Public Library (29960)lic Library (163317)

Broadway Performance Hall, Broadway E, Seattle, June 3, 2011

HistoryLink.org Photo by Priscilla Long

Capitol Hill, lookin south, Seattle, 1920s

Columbia School (later Lowell School), Capitol Hill, Seattle, ca. 1906

750 Belmont Avenue E (Frederick William Anhalt, 1930), now Belmont Court, Seattle

14th Avenue N and Aloha Street, Capitol Hill, Seattle, 1910s

Asian Art Museum with Calder's Eagle, Volunteer Park, April 9, 2001

Источники:

Jacqueline Block Williams, The Hill With A Future: Seattle's Capitol Hill, 1900-1946, (Seattle: CPK INK, 2001) Paul Dorpat, "Volunteer Park Voices," Story 86 Seattle Now and Then, Vol. 1, 2nd Edition (Seattle: Tartu Publications, 1984) Paul Dorpat, "Seattle's Second Hill," Story 80 Seattle Now and Then, Vol. 2, 2nd Edition (Seattle: Tartu Publications, 1988) Paul Dorpat, "Millionaire Row and Seattle's Wireless Man," Story 78 Там же. Paul Dorpat, "Republican Hill Climb," Story 79 Там же. Paul Dorpat, "Broadening of Broadway," Story 77 Там же. Paul Dorpat, "The View From Denny Hill to Capitol Hill," Story 50 Там же. Paul Dorpat Interview with Leonard Garfield, Director of the Museum of History and Industry, April 9, 2001, Seattle, Washington Casey Rosenberg, Streetcar Suburb: Architectural Roots of a Seattle Neighborhood (Seattle: Fanlight Press, ca. 1989) Shaping Seattle Architecture: A Historical Guide to the Architects изд. by Jeffrey Karl Ochsner (Seattle: University of Washington Press, 1994) R. H. Thomson letterbooks, University of Washington Archives, University Manuscripts and Special Collections, University of Washington Libraries, Seattle, Washington.
Note: The name of Stephen Fielding Bayne Jr. was corrected on May 12, 2008.


Христофор Колумб

During the Middle Ages, Europeans knew little, if anything, about the existence of the Americas. Scandinavian voyagers explored present-day Newfoundland around 1000 A.D., and made several attempts at colonization. Without dependable backing from strong nation-states, and in the face of a determined and violent opposition from native inhabitants, however, their fragile villages were ultimately abandoned and forgotten.

In Europe, territorial battles between Christians and Muslims dominated much of the period between the 11th and 14th centuries. By the middle of the 15th century, Europeans had grown accustomed to a variety of exotic Asian goods including silk, drugs, perfume, and spices. However, Muslim forces controlled key passageways to the east and forced European tradesmen to pay huge sums for their ways. European consumers tired of the increasing prices and demanded faster, less expensive routes to Asia. During this era, as city-states and emerging nations fostered a new-found enthusiasm for expansion and exploration, Christopher Columbus was born in the Italian port of Genoa. The son of a wool-comber, Columbus spent his youth learning his father’s trade. By his teenage years, he became a seaman and took part in voyages to England and Ireland with Portuguese mariners.

The invention of the printing press around this time made information sharing much easier. Journals described the experiences of many explorers, including the travels of Marco Polo to Asia almost three hundred years earlier. Europeans were captivated by his descriptions of incredible wealth and golden pagodas.

Columbus, too, became caught up in the excitement and read many books on navigation and geography. He eventually devised a plan to find a westward route to Asia. In 1484, he presented his plan to King John II of Portugal but was denied financial support. He spent years asking the rulers of various countries, including France and England, for assistance before Spain’s Queen Isabella and King Ferdinand finally agreed to help. The monarchs wanted desperately to spread Christianity throughout the world and increase the Spanish presence over that of Portugal. Of course, the opportunity to acquire gold and riches greatly influenced their decision as well.

Once Columbus received the support he had been seeking so long, he surprised many by making a series of demands. Should he succeed on his voyage, he wanted to be knighted, appointed Admiral of the Ocean Sea and viceroy (governor) of any new lands he discovered, and awarded ten percent of any profits generated by his expedition. The Spanish monarchs reluctantly agreed to his stipulations and provided Columbus with three small ships and a crew of about ninety sailors.

On August 3, 1492, the Niña, то Pinta, а Санта Мария set sail from Palos in southern Spain. The fleet spent almost a month in the Canary Islands to make repairs and gather supplies. With the maintenance chores complete, Columbus continued his voyage west. Much like many sailors of the 15th century, Columbus’s men were superstitious and wary of venturing too far from land. The weather remained fair for most of the journey but crew members often pleaded with their leader to turn around and return home. Columbus refused. Then, on October 12, 1492, as the exhausted sailors grew closer to mutiny, lookout Roderigo de Triana spied land from his perch atop the mast of the Pinta. His cries of “Tierra! Tierra!” echoed across the water to the crews on the other ships.

Columbus led a party ashore, drove a flag into the ground, and called the new land San Salvador (Holy Savior). Although he was standing on an island in the Bahamas, Columbus was so positive that he had found the East Indies that he named the natives “Indians.” He then ventured on to Cuba, which he thought was China, and mistook Haiti (Hispaniola) for Japan. Thinking that he had retraced Marco Polo’s footsteps, Columbus took what gold and natural resources he could carry aboard his ships back to Spain. The king and queen were impressed with his findings and agreed to fund more excursions to the New World. Although Columbus repeated his journey three more times, he refused to accept the evidence that the people, animals, and plants of the New World were nothing like those found in Europe or Asia. He remained convinced that he had discovered a new westward route to the Indies.


Seattle Labor History Highlights

Highlights of the history of working people in Washington State are depicted in a stunning new mural at the Washington State Labor Council headquarters on Jackson at 16th. More about the mural. Here is the WSLC news magazine

Few cities make use of labor history the way Seattle does. The city proudly recognizes struggles like the Seattle General Strike of 1919 and the WTO &ldquoBattle of Seattle&rdquo as part of what makes the region famous and important. News media, city officials, and educators join in commemorating key anniversaries. This is no accident. It reflects the continued political importance of unions and the ongoing cultural work of labor activists and labor educators.

In a recent article, I discussed Seattle’s Left Coast Formula. The term references political traditions that Seattle shares with other West Coast cities, especially San Francisco. Linked by business enterprise, migration, and geo-economic function, left coast cities developed institutions and expectations that have kept radicalism alive for more than a century while allowing political elites identified as liberals or progressives to stay in power pretty consistently. No Guilianis or Bloombergs win elections in these cities. And the relationship more recently includes intriguingly complicated political negotiations. Seattle and its left coast sister cities respond both to the awesome authority of tech titan billionaires and to the insurgent demands of unions and radical social movements.

Seattle has a long history of labor radicalism dating back into the 19th century. A lumber village sited between trees and water, Seattle incorporated in 1869, taking the name of chief Sealth, a leader of the Suquamish and Duwamish people whose land had been seized in the 1850s. The Northern Pacific railroad arrived in 1884, expanding and diversifying the population. Chinese workers were among those seeking work and a new start. In 1886, mobs of whites, many of them affiliated with the Knights of Labor, attacked Chinatown and after a violent clash with city authorites, forced residents to board ships bound for San Francisco. Similar incidents drove Chinese workers out of Tacoma and much of the the Territory.

Washington became a state in 1888 and unions of many kinds were already exerting influence, as were radical farmers. The 1896 election of a People&rsquos Party candidate for Governor, John R. Rogers, signalled a radical turn and inspired a deliberate experiment in political migration. Members of Eugene Debs&rsquo Social Democracy of America announced a plan to take over a state and turn it toward socialism. They chose Washington and set out to recruit colonists. The result was a string of cooperative settlements up and down Puget Sound, most of which folded within a few years. But radicals continued to look to the region. By 1912 the state was one of the bright spots for the Socialist Party. Only four states counted more dues paying members than Washington.

Washington became even more important to the Industrial Workers of the World. The key IWW newspaper, В Industrial Worker, set up operations in Spokane in 1909 and moved to Seattle four years later. These developments reveal one of dynamics of Seattle radicalism, the interplay between reputation and political migration. The story that something was happening in Puget Sound became self-fulfilling as members of first one generation of Reds then other generations moved across country to participate.

The general strike of February 1919 doubled that effect. Seattle is known for many things these days, but for much of the last century, a good portion of its reputation rested on the dramatic events of ninety-eight years ago.

В Сиэтл Union Record, the mass circulation paper owned the Labor Council, announces the plan to strike on February 3, three days before the start the general strike. See Seattle General Strike Project

It began in the shipyards which employed 35,000 workers during WWI. Promised raises that were never forthcoming, the shipyard workers struck and appealed to the Seattle Central Labor Council for help. In a remarkable show of solidarity, more than 100 unions agreed. On the morning of February 6, more 60,000 union members quit work, bringing the city to a stand still. Meanwhile the Labor Council arranged for unions to take over key services, including feeding thousands. Although entirely peaceful, the general strike was construed by the Mayor and the major newspapers as a call for revolution. As federal troops stood by, support withered and after five days, the Labor Council called it off.

The 1930s saw a new burst of radical labor activism, first in mass participation in unemployed movements, then in the building of powerful unions. The 1934 longshore strike that led to a general strike in San Francisco involved a near general strike in Seattle. For 83 days, maritime workers and their supporters kept the port closed despite several battles with police that cost three lives. Out of this struggle would come the ILWU which for the last 80 years has anchored progressive unionism up and down the West Coast. In 1935, a campaign to organize the region&rsquos key industry&ndash wood &ndash resulted in a second pivotal strike and the creation of the International Woodworkers of America, another leftwing union.

Radicals were also effective in electoral politics. The Washington Commonwealth Federation, led initially by former socialists, then dominated by the Communist Party, pushed the Democratic Party to the left, winning elections and influencing state and local policy. “There are forty-seven states in the Union and the Soviet of Washington,&rdquo FDR&rsquos campaign manager allegedly said during the 1936 campaign, signally a renewal of the state&rsquos radical reputation.

If the left was visible and effective throughout the 1930s and 1940s, two unions of lasting importance belonged not to the CIO, but the more conservative AFL. Teamster Dave Beck developed organizing and boycott strategies that became key to unionizing the trucking industry from Seattle to Los Angeles. In 1936, airplane mogul Bill Boeing signed a contract with the Army Air Corps to build B-17 bombers and at the same time agreed to recognize the International Association of Machinists as the bargaining agent for workers in what would soon become the most important employer in the state.

Bill Boeing was a notorious segregationist and &ldquoWhites only&rdquo was the rule in the IAM, so the company and union collaborated to deny employment to Black and Asian workers until a 1940 campaign led by the African American publisher William H. Wilson and his Northwest Enterprise, and drawing support from the Communist Party and progressive whites, forced Boeing to begin hiriing African Americans. The IAM agreed to the expanded labor market but refused membership to African American workers until 1946.

Civil rights activism had a longer history than labor movements in the region, starting with the first Native struggles to protect livelihoods and freedom. An early NAACP chapter had scored small victories in the 1910s and 1920s. In the 1930s, Filipino cannery workers formed an effective and radical union while the Japanese American Courier tried to represent the city&rsquos largest community of color.

The campaign for rights and dignity took new and more effective forms in the 1960s, first with the clever campaigns of CORE, SNCC, the Japanese American Citizens League, then with the new radicalisms of the late 1960s and 1970s.

Seattle&rsquos Black Panther Party chapter, initiated by members of the Black Student Union at UW, captured the imagination of a generation and soon a vibrant Asian American movement and Chicano activists were making waves and making history. In 1970, members of the pan-Indian organization, United Indians of All Tribes, scaled the fences of Fort Lawton, the soon to be de-commissioned Army base near the heart of Seattle and reclaimed the land for its original owners. Violently evicted, they returned, and ultimately won a victory that established the Daybreak Star Cultural Center.

Сиэтл Пост-интеллигент front page story about the United Indians of All Tribes' first attempt to reclaim Fort Lawton land on March 8, 1970. See Seattle Civil Rights & Labor History Project report

Our current political era dates from the WTO demonstrations in the final days of the last millennium. That event was the coming out party for a reenergized and reradicalized labor movement, which has been a powerful ally for progressives ever since. It inspired activism on many fronts including the social movements that Ruth Milkman links to the Millennial generation. It also fired up eco-radicals who joined trade unionists in the streets in 1999 and have maintained an effective blue-green alliance ever since. This was on display two years ago when climate change activists supported by labor blockaded a shell oil platform that was headed for Alaska. The press called it “Paddle in Seattle” as hundreds of kayaks filled Elliot Bay.

In today’s resurgent progressive politics, the labor movement plays a pivotal role. Leaders of the state federation and King County Labor Council pursue an aggressive social justice agenda centered on living wage campaigns. This began to yield results in 1996 when the State Labor Council funded a successful statewide ballot measure that gave Washington the highest minimum wage in the nation. Teachers unions and the Service Employees International Union (SEIU) followed with other ballot measures. In 2001, Washington voters gave home care workers the right to join a union and to bargain collectively with the state. Today, 40,000 home care and day care workers are members of SEIU. Meanwhile, Seattle unions launched a campaign for a sick leave ordinance. In 2011, the city council agreed, making Seattle just the third city in the country to require all employers to provide sick leave benefits.

When 40,000 union members joined thousands of activists organized by Global Exchange, The Ruckus Society, and Rainforest Action Network, they were signaling the start of a labor, environment, global social justice coalition. The demonstrations in late November 1999 forced the cancellation of the Ministerial meeting of the WTO. Photo: Al Crespo. See WTO History Project

All this was a prelude to the push for a $15 minimum wage which began not in Seattle itself but in the nearby city of SeaTac, where the airport is located. SEIU, with support from other unions, crafted a SeaTac ballot measure raising the minimum wage for employees of the airlines and airport-related businesses. When residents of the suburb voted yes in a tight 2013 election, the stage was set to move the campaign into Seattle itself. Six months later, in June 2014, the city council passed a phased-in $15 minimum wage.

Since November, there has been more electrifying moments. Protest marches seem to be weekly occurance, and for all intents and purposes are officially sanctioned. Seattle&rsquos mayor and the state&rsquos governor have joined many, including the January Womxns March which counted as many as 120,000 participants in a city of 700,000.

But in the article for Dissent, I described Seattle as a city with a dual personality. On the one hand, we have these dynamic social movements and progressive elected officials, while on the other hand, the city is being carved up and redeveloped in one of the most intense building booms in its history, largely engineered by a pair of billionaires, Paul Allen and Jeff Bezos.

If you want to contemplate the reconstruction of Seattle at the hands of the billionaires, there are two neighborhoods to visit. Across Lake Union, about a mile north of downtown, is an area now known as &ldquoAmazonia.&rdquo It’s other name is South Lake Union and it used to be a neighborhood of warehouses and auto dealerships. Fifteen years ago, Paul Allen who co-founded Microsoft and now plays with rocket ships, football and basketball teams, and real-estate, began buying up block after block of South Lake Union. Then he made a deal with Jeff Bezos to bring Amazon’s headquarters and thousands upon thousands of Amazon’s programmers, designers, managers, and engineers into the area. These “amazombies,” as they are called by some locals—they are mostly young white tech guys wearing distinctive badges&ndash now number about 20,000 and are predicted to double in the next few years.

This is just part of the growth story. The city’s population has increased 21% in the last fifteen years. And now other companies like Weyerhaeuser and Expedia are moving from the suburbs into the heart of the city. So there is a weird schizophrenic feel to the city. The billionaire’s redevelopment plans and the radical movements and progressive leadership in city hall are all sharing this moment and they are linked in surprising ways. Not oppositional. Bezos, Allen, Microsoft, the Gates Foundation haven’t said a peep in opposition to what the city council has been doing. The $15 minimum wage law, fine. The paid sick days law, fine. LGBT and immigrant rights, fine. Most recently the very progressive City Council passed a Secure Scheduling law, requiring large companies to let their employees know their work schedules two weeks in advance. Starbucks is not happy about that, but the tech titans don’t care.

The Fight for 15 movement had been active for years before the SeaTac breakthrough in 2013. In Seattle, a proposed ballot measure that would have raised the minimum wage immediately to $15 was undercut by a phased increase law preferred by the mayor and city council. See SeaTac/Seattle Minimum Wage Project

Meanwhile, progressive politicians give a green light to what the billionaires want, freedom to carve up the city and public funds for new transportation systems. We are building tunnels and bridges like crazy and finally a light rail system, and streets are being retrofitted with bike lanes, and neighborhoods are being up zoned for greater density and huge complexes of apartments are going up in many areas. Count the construction cranes chopping up the skyline. Seattle is a developer’s dream.

Why the green light? It reflects a curious set of alliances that involves first, the labor movement, whose leadership is very progressive but also dedicated to supporting job creation and the construction trades. Secondly, it is driven by an urbanist coalition of eco activists and bicycle activists who want a green city, a denser city not dependent on automobiles. They have made common cause with developers and with Mayor Ed Murray whose housing task force is pushing relaxed zoning and the apartment building boom claiming that this will address the escalating price of housing and the crisis of hyper gentrification.

Kowtowing to developers seems like a weird answer to gentrification but oddly in this supposedly progressive city, opposition has been muted. There are of course critics like Kshama Sawant (our Socialist Alternative city council member). She and some others call for rent control, a millionaire’s tax, and other direct approaches. But state law prevents cities from enacting rent control. So the city council is fiddling with ineffective plans to require developers to include a few below market rate units while they rip down block after block of older structures and evict tenants who will not be able to afford the new housing.

Here is another little walk I would recommend. Travel south from campus across the Montlake Bridge and another two miles along 23rd Ave. This is the heart of the Central District, Seattle’s historic African American and also Asian American neighborhood. No longer. Hyper gentrification has forced families of color out of that neighborhood and more and more out of the city. The CD, as it is known, is now only 20% African American. San Francisco, Portland, Berkeley, even Oakland are experiencing something similar, becoming richer, whiter and more Asian, losing working class families even while their political reputations seem to promise a new era of progressive action.

Where does it lead? Can the exciting social movements continue in a city that is affordable only for well-paid tech professionals? Will the billionaires continue to tolerate them? Will the tech boom (or is it a tech bubble) continue? Will the political leaders and voters at any point find the courage to say no to the plutocrats? Посмотрим.

This introduction was written by James Gregory for the Scales of Struggle Conference of the Labor and Working Class History Association which met in Seattle June 22-25, 2017


Смотреть видео: ЧТО БУДЕТ ЕСЛИ БРОСИТЬ POP IT В МЯСОРУБКУ?


Комментарии:

  1. Wakler

    Абсолютно согласен

  2. Tygosida

    бесподобное сообщение, мне очень нравится :)

  3. Calvert

    без комментариев

  4. Ham

    Он согласен, полезное сообщение

  5. Ness

    Ваша идея пригодится



Напишите сообщение